Мифы и легенды села Никольского

В Слободзейском районе, точнее – в наименее заселенной и наиболее удаленной от нашей «главной водной артерии» его части, уютно расположились три села: Никольское, Владимировка и Константиновка (село Уютное, кстати говоря, тоже находится неподалеку). Села эти удивительны уже тем, что, на первый взгляд, ничего удивительного в них нет. Села как села. Степь да степь… И всё же есть что-то в степной зоне необъяснимо притягательное, загадочное, мистическое… Нельзя, попав сюда, не почувствовать особых колорита и атмосферы, постепенно захватывающих вас целиком.

Сегодня степная зона Приднестровья, увы, переживает не лучшие времена. Молодежь покидает родительские дома в поисках работы и более комфортной, в инфраструктурном плане, насыщенной городской среды. Но и разъехавшись по белу свету, земляки при каждой возможности стремятся побывать в родных краях. Вот и наше последнее посещение трех сел было связно с состоявшейся недавно в селе Владимировка встречей выпускников 1975-1976 годов. Как говорят, на встречу приехали бывшие одноклассники из всех сопредельных государств. Так что, была она (встреча) в полном смысле этого слова международной (см. «Приднестровье», №25 от 13.02.2016 г., «В душе ещё горят пионерские костры»).

И надо же было такому случиться, что во время общения журналистов с односельчанами нам довелось услышать несколько любопытных мифов и легенд, которые давно бытуют в здешних краях и которые ну просто не могли обойти вниманием мы, фотопутешественники, искатели удивительного рядом.

 

Зеленый дом

 

IMG_9964Жители сел Никольское, Владимировка и Константиновка с детских лет знают, что когда-то все три села принадлежали одному барину. Звали его не то Константин Владимирович, не то Владимир Константинович Никольский. Отсюда и названия населенных пунктов. В самом Никольском стояла роскошная (особенно на фоне крытых соломой и камышом мазанок) усадьба. Барин был, судя по всему, тонким ценителем прекрасного, потому как свой дом выстроил в самом красивом месте, на возвышенности, откуда открывался дивный вид на холмы и долы Новороссии. Место, где стоял дом, нам великодушно показала жительница села Валентина Григорьевна Ратарь. И, осмелюсь доложить вам, милостивые государи, место, и правда, живописнейшее.

Здесь есть всё: и увлекающие за горизонт панорамы с пестрыми лоскутками полей и наползающими на них синими тенями облаков; воздух, чистый и насыщенный ароматами разнотравья, удивительно приятный, полезный и так похожий на воздух Северного Причерноморья; сосновый бор, пахнущий разогретыми на солнце иголками и смолой. В таком месте душа сама разворачивается, и так ей просторно, так хорошо, что, кажется, где-то совсем рядом, за дачными домиками, за грядой камней, за дюнами, должно быть море.

Словом, изрядным художественным вкусом должен был обладать Никольский Владимир Константинович, если уж для своей усадьбы он выбрал именно это место. Да ведь и построил барин не просто какой-нибудь безвкусный, вычурный коттедж, а… зеленый дом. Как уверяют местные жители, назывался он так именно потому, что был облицован зеленым камнем.

Все эти аргументы в пользу поистине романтической натуры барина представляются нам вдвойне удивительными, поскольку, по одной из версий, владел имением… (кто бы вы думали?) священник.

Мы решили проверить легенду о принадлежности трех сел одному лицу и первым делом обратились к фундаментальному труду под названием «Энциклопедия ПМР». В статье о селе Владимировка Слободзейского района там говорится буквально следующее: «Первоначальное название села Владимировка Оброк связано с тем, что земли принадлежали священнику Никольскому Владимиру Николаевичу. Первые переселенцы (в начале ХХ века) из сел Чобручи, Карагаш, Суклея, Незавертайловка платили ему оброк за пользование землей. После русско-японской войны 1904-1905 гг. её участникам стали выделяться земельные наделы на 45 лет. Тогда появились первые крестьяне-застройщики. За два года в селах Константиновка и Владимировка было построено более 200 домов».

Стало быть, священник существовал. Вот только почему Владимир Николаевич, а не Владимир Константинович (или, на худой конец, Константин Владимирович)? Может быть, опечатка? Проверяем в «Википедии». «Первое упоминание села Владимировка относится к 1907 году. Изначально село называлось «Оброчное». В начале ХХ в. на этих землях располагалось помещичье имение, которое называлось «Одаи» (ныне село Никольское, в составе Владимировского сельского Совета). Пана звали Никольский Константин Владимирович. В 1907 году он по неизвестной причине продал дом своим работникам Карлову и Фурдуй, а сам уехал. Позже они были раскулачены и высланы, дом перешел в собственность государства. Старожилы рассказывают, что пан был добрый, хороший, и поэтому в честь этого пана были названы наши села. По другой версии, у пана было три сына – Николай, Константин и Владимир. При каком-то роковом стечении обстоятельств все сыновья погибли, и в честь памяти о детях отец назвал села их именами».

О священнике, как видим, ни слова. Да и отчество у пана другое – не то, что в энциклопедии. Вдобавок появляется версия о названии сел в честь сыновей. Где правда? Вконец запутавшись, я обратился в историко-архивный отдел Тираспольско-Дубоссарской епархии. И вот что мне ответили: «Что касается священника Никольского Константина Владимировича, якобы владевшего селами Владимировка, Никольское и Константиновка, да еще покинувшего эти края перед революцией, то это уж совсем легендарная личность. У нас в архиве хранится довольно много метрических книг по Слободзейскому району. Начало ХХ века неплохо изучено в отношении всех сел, где были храмы (составлены списки священников, диаконов и псаломщиков). Священника с фамилией Никольский там нигде нет. Более того, в начале ХХ века во всей Херсонской епархии был только один представитель духовенства с такой фамилией (звали его Алексей Николаевич), да и то не в нашем уезде. Диаконов и псаломщиков Никольских не было во всей епархии ни одного. Храмов ни в Константиновке, ни во Владимировке тоже не было до самого периода оккупации, а в Никольском – вообще никогда.

Маловероятно, чтобы священник владел хоть какими-то населенными пунктами, да еще сразу тремя (пусть и совсем маленькими)».

Итак, личность пана по фамилии Никольский скорее легендарная, нежели реальная (особенно, если речь идет о священнике). Зато в том, что зеленый дом и правда существовал, сомнений быть не может. Никаких! Его, как говорят, снесли уже после войны. После чего из этого же зеленого камня сложили детский сад во Владимировке. Оный можно видеть и поныне.

Кстати, историю зеленого дома знают не только местные жители. По словам Валентины Григорьевны, в прошлом году она видела двух молодых людей, которые ходили по полю с какими-то приборами и что-то искали. Женщина по простоте душевной думала: может, потеряли чего. Спросила. А они говорят: дескать, зеленый дом ищем и ещё золото скифов. «Странные такие, – говорит Валентина Григорьевна, – может, надо было им сказать, что зеленый дом у меня в огороде стоял, так хоть вскопали бы». Мы же говорим: ничего не странные. Просто это т.н. черные копатели, не имеющие ни с археологами, ни с копателями огородов ничего общего.

 

Золото скифов

 

А это уже другая, очень распространенная в Никольском легенда.

Как сообщили нам участники вышеупомянутой встречи, когда-то не то пятнадцать, не то двадцать лет назад в Никольском нашли настоящий клад. Но только нашли не простые люди, в огороде, а профессиональные археологи во время раскопок. Какие-то большие светила приезжали, чуть ли не из Москвы. Во как! Подробностей, естественно, никто не помнил.

Ну мы, журналисты, конечно, знаем, что любые раскопки вызывают у большинства граждан невольные ассоциации с поиском кладов. Хотя, по правде говоря, интересует ученых совсем не золото (вернее – не золото в чистом виде). К примеру, гипотетически найденный слиток золота самой высокой пробы, скорее всего, вызовет в научном мире куда меньший ажиотаж, чем крохотное изделие из желтого (и любого другого) металла, но с изображением, орнаментацией, по которым можно будет установить принадлежность к той или иной культуре. А если ещё эта культура является малоисследованной и не характерной для данного региона… Вот это и есть настоящая сенсация.

Но всё же, если идет народная молва о золоте из Никольского, значит, какая-то реальная основа у этой легенды была. Должна была быть! И дабы развеять или объяснить очередной миф, мы обратились за помощью к постоянному участнику наших путешествий, научному сотруднику НИЛ «Археология Приднестровья» Игорю Четверикову. Но каково же было наше изумление, когда Игорь Анатольевич всё подтвердил. Даже больше того!

Николай Феч.

 

 

Продолжение следует…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.