Мы защищали своё

Популярное за неделю

О таких говорят – трудяга. Выдают руки – натруженные, обветренные. Сколько через них прошло тысяч деталей и заготовок, ставших частью машин и агрегатов! И разве мог подумать слесарь-инструментальщик Тираспольского завода литейных машин им. С.М. Кирова Иван Бушуев, что ему придётся в эти руки  взять автомат? В 1992 году пришлось.

Когда в марте в районе Дубоссар молдавские вооруженные подразделения пытались прорваться в Приднестровье, началось формирование батальонов народного ополчения. В его ряды вступали  люди разного возраста и национальности, образования и социального положения, рабочие и инженеры – все они хотели защитить свои семьи, дома и молодое государство от молдавского национализма.

В один из дней на заводе им. Кирова собрали рабочих. Приехал полковник Алексей Устюжанин, возглавивший первый батальон республиканской гвардии, и объяснил сложившуюся ситуацию в районе Дубоссар. «Нас спросили: «Кто офицеры? Шаг вперёд!». Почти все вышли, потому что среди нас были майоры, капитаны. Мы понимали, что только сами сможем защитить республику, и были готовы при первой необходимости это сделать», – вспоминает минувшие события Иван Бушуев.

Около 400 заводчан перед отправкой на боевые позиции три дня готовились на полигоне в Тирасполе: стреляли, метали учебные гранаты. Там Иван хорошо освоил защиту сапёрной лопатой. Кстати, это умение ему потом пригодилось под Бендерами. В мае он вместе с другими ополченцами поехал в Кошницу. «В первых рядах были гвардейцы, мы, ополченцы, вторым эшелоном находились там около месяца. Нам дали лопаты в руки, и мы копали окопы, сооружали укрепления. Пуля просвистела, мы – в окопы», – рассказывает Иван Алексеевич. Там под Кошницей он понял, что такое первые потери: одного заводчанина ранили, другого убили.

Потом его батальон перевели в село Парканы, выдали обмундирование, оружие и направили 22 июня на «Икарусах» в Бендеры. «Только перешли мост в районе крепости, началась стрельба, из засады хлестнул огонь. В этой неразберихе открыли двери автобусов, мы все стали прыгать в кювет – и вперёд, в атаку. У меня был автомат, и я даже не успел зарядить обойму, в атаку шёл с сапёрной лопатой. Трёхдневная подготовка на тираспольском полигоне пригодилась. Ночь выдалась тяжёлая, темно, местность неизвестная, куда идти – непонятно. Пришлось на бетоне лежать, мало ли кто появится, вот так нёс дежурство. Тогда было много погибших на месте, раненых, некоторые из них впоследствии скончались в госпитале», – говорит ополченец.

Ночью 23 июня прилетели два самолёта МиГ-29, в воздух они поднялись с аэродрома в Маркулештах. Их задачей было взорвать мост и отрезать Бендеры от Тирасполя. Атаковали мост, но разрушить его у молдавских формирований не получилось. Бомбы упали на село Парканы и в Днестр в 400 метрах от моста. «Был сильный миномётный огонь, люди падали как подкошенные, снаряды летали низко, и свист от них стоял жуткий. Тогда Слава с нашего завода ногу потерял. Боря Сафонов его вытаскивал, чтобы наш санитар Лена Станевич ему первую помощь оказала. Она вместе с мужем Сергеем участвовала в боевых действиях. Бесстрашная женщина, она потом со «скорой» по городу ездила под обстрелами, раненым помощь оказывала», – рассказывает Иван Алексеевич.

Участник тех событий смог воочию увидеть и узнать, что такое помощь братьев: «Мы ушли дальше, в район нынешнего троллейбусного депо. Оттуда нас было хорошо видно. Укрыться было негде. Ночью нам военнослужащие 14-й армии из крепости кинули лестницу, и мы по ней перебрались к ним. Оттуда наши два взвода направили в район Липкан на ремзавод. Охранники нас предупредили, что есть подземные люки, по ним могут со стороны села Варница залезть, надо быть осторожными ночью».

1 июля неукомплектованный, понёсший потери батальон перевели в Тирасполь, чтобы пополнить добровольцами. Новым пунктом для Ивана и боевых товарищей стала линия вдоль берега Днестра у сёл Тея, Спея, Токмазея. Приехав, ополченцы вышли к реке. Но на правом берегу не спали – началась пулемётная стрельба. Они отползли назад и окопались. Вдоль берега за дамбой было укрепление, обустроен быт: навес, где защитники спали и отдыхали после дежурств, кухня, где готовили еду. Иван Алексеевич говорит, что, несмотря на боевые действия, жизнь продолжалась, местные жители водили вдоль дамбы коров на выпас. А бойцы несли дежурство, два часа на посту, обход вдоль дамбы и смена.

Он мне показывает чёрно-белую фотографию, которую сделали в последний день перед отправкой домой. На фото Иван  с боевыми товарищами. «Вот это мой друг и кум Иван Пельтек, с ним в одном цехе работали, вот Миша, Боря Сафонов, Боря Матинян из 25-го цеха, а вот я стою. Это двое местных парней, с нами были. Местные жители нас подкармливали, то картошку, то тушенку, то варенье, то чай принесут», – вспоминает собеседник. О том, как обстоят дела на других боевых позициях, узнавали из газет «Трудовой Тирасполь», «Бастующий Тирасполь», они регулярно поступали бойцам.

«Знаете, что самое страшное было? То, что вчерашние братья стали врагами и через реку смотрели на нас сквозь прицел. А вот идти в атаку со своими боевыми товарищами, с которыми на заводе работал, страшно не было. Я так думал: у меня дома двое детей, кто их защитит, если не я? И так думали все кировцы: иду защищать свою семью, а значит – всю республику в целом. Я правильно поступил: не пошёл бы я, мои товарищи, что с нами было бы, как и где бы жили?  Мы же на чужое не претендовали, мы защищали своё», – рассуждает ополченец.

После подписания соглашения о прекращении огня и разведении сторон в августе Иван и его отделение прибыли в Тирасполь, там они сдали оружие, форму. Вернулся он домой, к жене, детям, а потом и на работу. Вернулись и другие заводчане, но не все…

На заводе Иван Бушуев отработал 30 лет и ещё работает, хотя уже 10 лет как пенсионер. Всё так же стоит у сверлильного станка и обрабатывает детали. Каждый день себе говорит, что сегодня последний день работаю – и всё, ухожу. Но на заводе не отпускают, просят ещё поработать. «Вот зиму ещё потружусь и уйду. У меня есть маленький домик, надо подремонтировать его, фруктовый сад, огород, где тоже надо по-хозяйски управляться. Мне через полгода будет 70 лет», – отмечает Иван Алексеевич, на груди которого знак «За оборону Приднестровья».

В этом и заключается жизнь и главное предназначение человека – мирно жить, трудиться, созидать, растить детей и сад. А что ещё нужно человеку для счастья? Уж поверьте, тот, кто ценит жизнь, может ее защитить.

Евгения Александрова.

Фото автора.

Другие статьи

Новые статьи

Архив