3.7 C
Тирасполь
Воскресенье, 27 ноября, 2022

Не вырубишь топором

Популярное за неделю

Когда кого-то из нашей редакции приглашают на какие-либо проекты по ТВ или радио, то часто задают сакраментальный вопрос, вроде: «И все-таки, а что нужно сделать, чтобы у нас стали больше читать газету?». На что я задаю ответный: «А что нужно сделать, чтобы у нас, например, стали чаще мыть руки?».


Интернет-лихорадка

События последних полутора лет показали, что заставить человека чаще мыть руки проще простого – коронавирус расставил все точки над i. Что же касается упадка интереса к чтению, то эта проблема обсуждается, пожалуй, с начала 1990-х годов, когда резко упали тиражи всех печатных изданий. Читающие люди, интеллигенты (в очередной раз в нашей истории) были объявлены, по меньшей мере, неудачниками и людьми, которые не умеют зарабатывать деньги.

Телевидение и радио тогда стали основными СМИ, но сегодня, во время всеобщего онлайна, впору задавать вопрос: «А что нужно сделать, чтобы у нас стали больше смотреть телевизор?» Традиционные средства массовой информации вынуждены делить аудиторию с Интернетом. Анализ телевизионных рейтингов в России в 2019 году показал сокращение телеаудитории примерно в 2 раза по сравнению с 2017 годом и в 1,5 раза по сравнению с 2018‑м. Многие каналы превратились в вещателей с аудиторией менее одного процента. А когда вы последний раз слушали радио, если не считать поездок в маршрутке?

…Каждое утро мы начинаем рабочий день со звонков читателей. Звонят нам и для того, чтобы выразить благодарность, и покритиковать, и обсудить проблему, и предложить публикацию. Звонят и просто, чтобы узнать какую-либо информацию: например, о вакцинации, потому что телефон поликлиники вечно занят. «Что написано пером, того не вырубишь топором», – гласит народная мудрость. Газета вдвойне ответственна за то, что публикует: у нас нет права на ошибку, мы не можем стереть написанный материал – бумага все сохранит.

Как создать «утку»

В Интернете все иначе. Анонимность приднестровского сегмента зашкаливает, а некоторые пользователи считают возможным писать все, что они захотят. Естественно, большинство из этих людей даже не живут в Приднестровье, а давно находятся за его пределами. Для написания неправдоподобной информации (ее называют «фейками») задействована целая «армия» несуществующих пользователей. Цель очень простая – дестабилизировать обстановку в республике, в какой-то мере попытаться разозлить нас с вами. Возьмем последний пример – история с памятником Тарасу Шевченко, который отправили на реставрацию во время ремонта в госуниверситете. При демонтаже выяснилось, что собранный из двух частей памятник не был скреплен специальным соединяющим штырем. В некоторых социальных сетях (например, в «Вайбере») провокаторы позиционировали эти рабочие моменты как вандализм, и подали чуть ли не как снос памятника. Естественно, это вызовет отрицательную реакцию, но это же откровенная ложь! В Приднестровье не уничтожают, а восстанавливают памятники, а опровергать слухи, не имеющие отношения к правде, пришлось самому нашему Президенту.

Упор на «Вайбер» у провокаторов прост и понятен. Такие социальные сети охватывают намного больший круг читателей, чем газеты, и зрителей, чем телевидение. Нужно просто иметь телефон. Но вы уверены в подлинности информации, которую публикует человек с чужой фотографией и чужим именем, например, какой-нибудь Давид Гоцман?

В последнее время особенную популярность получили интернет-сообщества с названиями вроде «черно-белый список». В них, как правило, публикуют статьи о недобросовестных продавцах, должниках и так далее. Кто мешает жалобщику сходить в правоохранительные органы и написать заявление? Вместо этого в Интернете выкладывается фотография человека с грозной надписью вроде «Он должен мне 1000 долларов, не верьте ему», или «Эта женщина торгует гнилыми огурцами». Оговорить человека, очернить его перед обществом в данном случае не составляет труда, потому что доказательств совершенного проступка нет никаких. Это все, конечно, смешно и весело, но сегодня на «доску позора» в Интернете может попасть каждый из нас. Кто знает, может, вы чем-то не понравились соседу или знакомому и вам решили «отомстить»? И написал он сказку о вас, что вы, например, своровали его тапочки в тамбуре. А потом никому ничего не докажете – уже «ославили».

Если бы мы гнались за тиражом и не имели моральных принципов, то, пожалуй, взялись бы публиковать «жареные факты» и стали желтой газетенкой. Но теперь задайте себе вопрос: стали бы вы читать газету, которой не доверяете? Нет. Для чего же тогда читать новости в сообществе в «Вайбере», которому нет доверия?

Как это делают в Европе

Теперь еще один интересный момент. Когда я бывал в странах Центральной Европы (Польше, Венгрии и т.д.), то видел немало людей, читающих газеты прямо на улице или в автобусе. Вряд ли там Интернет хуже, чем у нас. Нюанс в том, что в Европе действуют весьма жесткие законы, ограничивающие публикации в Интернете. «Что хочу, то и ворочу» там делать не получится. Это при провозглашаемой свободе слова и критике в адрес Востока, что там-де слишком зажимают в самореализации.

Приведем некоторые законы, связанные с цензурой в Интернете. В конце апреля 2021 года Европейский парламент принял закон, требующий от интернет-компаний «удалять или отключать доступ к контенту, помеченному как террористический» в течение одного часа после уведомления национальных властей. Европейские правительства смогут налагать финансовые штрафы на фирмы, которые откажутся подчиняться.

В 2020 году стало известно о том, что в Германии одобрили законопроект, который позволит предоставлять доступ спецслужбам к переписке пользователей мессенджеров для пресечения недостоверной информации.

Во Франции в 2019 году одобрили поправки, согласно которым в Интернете обязаны удалить новости, которые правительство Франции считает «языком ненависти». Под этим подразумевается информация, которая подстрекает или поощряет насилие или дискриминацию на почве ненависти, расы или религии. В Германии такой закон приняли еще в 2017 году. Несвоевременное удаление разжигающих вражду и ненависть сообщений предполагает для сайтов и людей, которые их публикуют, большие штрафы.

Это к тому, что не только в Приднестровье против дестабилизации обстановки в обществе. В итоге европейские жители просто не публикуют недостоверную информацию в Интернете, понимая, что могут получить крупнейший штраф. Таким образом, писать что-то в Интернете там довольно опасно – можно нарушить закон. Там больше доверяют официальным источникам информации, в том числе и газетам.

В Приднестровье утверждена Доктрина информационной безопасности ПМР на 2020-2026 годы. В последние годы, согласно этому документу, отмечается тенденция к усилению информационного давления на ПМР, и в республике планируют более оперативно реагировать на распространение провокационных и недостоверных сведений, в том числе в социальных сетях. Официальные и государственные СМИ становятся важной площадкой для опровержений и уточнений по поводу недостоверных новостей в социальных сетях.

Возвращаемся к вопросу, поставленному в начале этого текста: «И все-таки, а что нужно сделать, чтобы у нас стали больше читать газету?». Все просто – регулировать социальные сети так, как это делают в Европе, а тех, кто распространяет лживую информацию, – показательно наказывать. Тогда перед тем, как написать какой-нибудь провокационный комментарий, пусть даже под чужим именем, будучи уверенным, что «не найдут», человек дважды подумает, а нужно ли ему это. А мы за свои слова всегда в ответе.


Андрей Павленко.

Предыдущая статья
Следующая статья

Другие статьи

Новые статьи

Архив