24.8 C
Тирасполь
Воскресенье, 14 августа, 2022

Письмо из прошлого. Не о войне. О любви

Популярное за неделю

В эти дни вспоминают Великую Отечественную. Подвиги. Героев. Потери, голод, боль, скорбь. Вспоминают, как сражались. Два шага назад и три вперед. Через невозможность. Ради маленьких побед повсюду, то там, то здесь, чтобы потом случилась одна большая Победа на всех. Бои, бои, бои… И не так часто в эти дни говорят о том, что на войне тоже была жизнь. Настоящая. И любовь была – большая. И оттого что вопреки боли и страху, была она еще более светлой, еще более трепетной. Именно любовь держала на этом свете, заставляла верить в добро. Заставляла преодолевать страх, выживать, быть. Вот о такой любви, жизнеутверждающей, накануне великого праздника нашему корреспонденту рассказала читательница газеты «Приднестровье» Татьяна Аркадьевна Ень.  

«Здравствуй, моя Гортензия! Известие, полученное от моей дочери Татьяны, о том, что она нашла свою сестру в Германии, то есть нашу с тобой дочку, взволновало меня. И я вновь мысленно вернулся к тем временам моего взросления, к берегам Эльбы, в 1945 год. Мне было 22. Наше скоротечное знакомство оставило глубокий след в моей жизни. Я хорошо помню ту весну сорок пятого года. Она до сих пор в моем сердце». С таких слов начинается письмо Аркадия Андреевича Никифорова, которое он написал спустя 50 лет той, кто была его первой юношеской любовью…

Дочь нашего героя Татьяна Аркадьевна рассказывает, что отец родился в 1923 году на Украине в селе Антоновка Красноокнянского района. Когда началась война, из родного села отправился в Армавир, где и формировали войска. Много сражений повидал он за долгие годы войны. Дошел до Сталинграда. Оттеснял противника вплоть до Германии. И в российской «Книге памяти» о нем сказано сегодня, и в Москве на Аллее славы есть данные о нем. Немало испытаний прошел Аркадий Никифоров на войне. Рассказывал не раз потом случай такой… На привале между боями отдыхал, и тут словно внутренний голос шепнул ему: «Встань и уходи отсюда!». Только он отошел, и тут же на это место упала бомба. Сберег его внутренний голос, выходит. Рассказывал, какие ребята молоденькие погибали, его товарищи боевые. И медсестрички, совсем девчонки. Жизнь их, казалось, только начиналась…

После войны Аркадий Андре-евич вернулся домой, в Антоновку. Женился. У него родились дети. А в 1955 году он с семьей переселился в Дубоссарский район, поближе к реке Днестр. Мечтал, чтобы дети взрослели возле садов, возле реки, в крае, где много фруктов и солнца. Потому что в тех местах, где жила их семья прежде, даже плодовые деревья росли плохо. Он и его супруга окончили Тираспольское
медучилище и после трудились в селе Дзержинском Дубоссарского района. «А с детства я помнила, что у нас странный альбом был дома, – вспоминает дочь Аркадия Андреевича. – Не такой, как у всех. Необычный. Старый немецкий альбом. Там было много фотографий. На некоторых были люди, которых я не знала, и папа. Я спрашивала, что за альбом и что за фото в нем. Мама объяснила, что это отец привез из Германии в 1946 году». Позже повзрослевшей Татьяне рассказали, что в Германии в конце войны папа встретил немку. Они понравились друг другу. Ей было 16, ему 22 года. Совсем молоденькие. Их чувства вспыхнули, как это часто случается в таком возрасте. Но вскоре молодого советского лейтенанта с его товарищами отправили назад на Родину. И с тех пор возможности видеться у молодых больше не было. Ее звали Элизабет, и в память о ней осталась только фотокарточка в альбоме…

Однажды Аркадий Андреевич получил известие, что у него в Германии родилась дочь. Времена были такие, что выехать не представлялось никакой возможности. Жизнь шла своим чередом, но сердце оставалось неспокойным. Мужчина никогда не забывал. Берег альбом с фотографиями тех лет и воспоминания. «Мой муж был военнослужащим, и вот в 1991 году мы должны ехать в Германию, – продолжает рассказ Татьяна Аркадьевна. – И я вспомнила, что на обороте одной фотографии из того альбома видела адрес. Спросила у мамы, не будет ли она против, если я поищу сестру. Мама отреагировала мудро: разрешила. Она понимала, что делить нечего, это жизнь. Приехав в Германию, мы познакомились с хорошей семьей. Те подключили к поиску немецкого журналиста. Выяснилось, что дом, который мы искали, снесли. Я отправилась в Красный крест, показала фото и адрес. Мне предложили оставить копии документов у них. Мы вернулись из Германии домой. А спустя четыре месяца в нашей квартире раздался телефонный звонок. По телефону мне сказали: «Ваша сестра нашлась».

Аркадий Никифоров и его семья пригласили Элизабет с дочкой, которую она назвала тоже Элизабет, в гости. И летом 1996 года встреча состоялась – женщины приняли приглашение и приехали. А встречали гостей из Германии так, как принято у нас, – празднично накрытым столом. Были и разговоры, и объятия, и песни, и слезы, и воспоминания. Все было. Аркадий Андреевич, которому в то время исполнилось 72 года, особенно радовался, что удалось свидеться, познакомиться с дочерью. Целую неделю гостили женщины в семье Никифоровых. А потом уехали домой. «Спустя некоторое время папа вручил мне письмо и попросил отправить его Элизабет в Германию, – говорит Татьяна Аркадьевна. – На конверте было написано: «Моей голубке». Но послать я его не смогла, потому что не знала их нового адреса. Так оно и хранилось у меня дома. Я его никогда не читала, ведь письмо предназначалось не мне. А тут на днях дочка попросила рассказать о дедушке. И я вспомнила об этом письме. Отыскала его среди документов и прочла. Ведь столько времени прошло, 23 года, как папа его написал. В нем – вся история его встречи с Элизабет. Когда читала, мурашки бежали по коже. Такая это была первая юношеская и чистая любовь».

…«Дорогая моя Элизабет, я многим тебе обязан. Я благодарен тебе за нашу дочку, которую ты назвала своим именем. Знаю, что в наших с тобой судьбах было много потерь, но была в них и большая радость – родные люди рядом, наши семьи. И наша с тобой встреча много лет назад».

В 2003 году Аркадия Андреевича не стало. А письмо это, написанное им в 1995 году, его дочь Татьяна трепетно хранит. В нем история семьи. История Родины. История любви. Часто вспоминает, как отец привез из Германии аккордеон, и когда ему было грустно, садился на ступеньки своего дома и играл. О чем он думал в эти мгновения, что было в его сердце. Должно быть, и воспоминания о войне, и радость от победы, и большое чистое чувство, благодаря которому на земле продолжается жизнь.

Татьяна  Астахова-Синхани.

Другие статьи

Новые статьи