21.7 C
Тирасполь

Пять вопросов с подвопросами Президенту от Президента

Популярное за неделю

Недавно Вадим Красносельский побывал с рабочим визитом в Москве, в частности,
и в официальном представительстве Приднестровья. Ещё на его открытии в конце прошлого года глава государства заявил, что во время каждого последующего посещения российской столицы он будет проводить там приём граждан. Именно этот аспект в деятельности представительства интересовал главного редактора Первого Приднестровского телеканала Виктора Савченко во время интервью с Вадимом Красносельским.

«Люди поднимают чисто житейские вопросы. Это регистрация, получение гражданства, трудоустройство, отношения с работодателями. Задают и вопросы, которые остались проблемными в Приднестровье», – рассказал Президент. По его словам, за время существования представительства его посетило порядка ста человек. Примечательно, что обращаются люди не только за помощью, но и сами готовы предложить её своим землякам, в частности в трудоустройстве. «Приднестровцы все-таки стремятся быть вместе. И очень многие хотели бы вернуться, и говорят об этом. Там у них есть работа, учебу надо закончить. Но есть и желание ощущать себя приднестровцем», – заметил по этому поводу глава государства.

Конечно же, одним лишь посещением представительства повестка пребывания Вадима Красносельского в Москве не ограничилась. Были и встречи с официальными лицами, во время которых обсуждались различные аспекты двусторонних отношений. Президент привёз пакет предложений по сотрудничеству с Россией в различных сферах, которые должны быть замглавы МИД РФ Григорием Карасиным переданы Сергею Лаврову и Дмитрию Козаку.

В частности, речь шла о взаимодействии Москвы и Тирасполя в миротворческой деятельности и в переговорном процессе по молдо-приднестровскому урегулированию. «Мы как раз обсуждали формат «5+2», возможность проведения очередного заседания в кратчайшие сроки. Российская Федерация является сторонником проведения заседания членов «Постоянного совещания…» на площадке Действующего председательства Словакии в ОБСЕ. Говорили о тех вопросах, которые можно будет вынести на обсуждение формата «5+2», подтвердили его эффективность. А он реально эффективен. За последние два года нам удалось достигнуть ряда договоренностей при поддержке со стороны гарантов, посредников и наблюдателей», – рассказал Вадим Красносельский. Он добавил, что достигнуть соглашения – полдела. Поэтому обратил внимание на те из договорённостей, которые уже претворяются в жизнь, заметив при этом: «Не надо заниматься пустым политическим популизмом. Это ни к чему не приведет. Людям это неинтересно. Людям интересно решение вопросов, от которых зависит их жизнь. Слава Богу, они постепенно решаются – начиная с 2017 года. 2018-й был непростым, но успешным. Надеюсь, что такими же будут 2019 и 2020 годы».  Особо Президент отметил, что приднестровская позиция во взаимоотношениях с Кишинёвом находит полную поддержку в Москве.

Недавно Президент Молдовы Игорь Додон представил «большой пакет» по молдо-приднестровскому урегулированию. Он был передан и российским официальным лицам. «Я пытался найти тех, кто этот пакет поддержал. В Москве я их не нашел. Я общался в Москве с должностными лицами, встречи были публичными. На мой вопрос об отношении к пакету все отмалчивались или советовали не обращать внимания. Все понимают несерьезность этого подхода, этого пакета», – заметил на сей счёт Вадим Красносельский, подчеркнув, что аналогичная реакция была и у западных дипломатов, у которых глава нашего государства пытался выяснить отношение к «большому пакету». «Похоже на некую самодеятельность Игоря Николаевича Додона с попыткой выдать желаемое за действительное», – сделал вывод Вадим Красносельский. А насчёт объёма пакета Президент был ещё более критичен: «Если 2-3 листа считаются большим пакетом, то да – он большой. Вот у нас есть Стратегия развития Приднестровской Молдавской Республики, оформленная с конкретной постановкой задач по внешней и внутренней политике конкретным должностным лицам. Это и есть стратегия – четкая и понятная. В пакете, представленном Президентом Молдовы, нет Приднестровья. Нам предлагают себя там найти – в общем государстве с Молдовой. Странно это все. На протяжении почти 30 лет мы живем отдельно. Есть исторические и практические аспекты нашей независимости. Просто игнорировать их нельзя. Это глупо. Поэтому у тех, кто это понимает, и отношение соответствующее». При этом Вадим Красносельский напомнил основные вехи, мягко говоря, непростых взаимоотношений между ПМР и РМ, начиная от принятия молдавским парламентом декларации о признании незаконности создания МССР (а, следовательно, и незаконности вхождения туда Приднестровья) до последних инициатив Игоря Додона. «В нашей Конституции четко прописано, что мы независимые, и у нас унитарное государство, – заметил глава государства. –  И другой формы на сегодняшний день быть не может – как и в Молдове. И когда Игорь Додон год назад заявлял о федеративном устройстве, я с удивлением это слушал: он же нарушает Конституцию и законодательство Молдовы. За это Президенту можно заработать импичмент. В заключение хочу сказать, что Молдова не выполнила «домашнее задание»: она не стала привлекательной для приднестровского народа». При этом Вадим Красносельский подчеркнул, что у Приднестровья тоже есть своё «домашнее задание», но оно касается не отношений с Молдовой. «А вот мы берем на себя обязательство выполнить это задание и стать привлекательными для всего мирового сообщества. Признают успешных, экономически стабильных, свободных и сильных, – заявил Президент. –  В нас будут вкладывать денежные средства, инвестировать, нами будут интересоваться, потому что Приднестровье – это великолепный край с богатой культурой, растущей экономикой. Да, есть проблемы, о них еще поговорим. Самое главное – мы думаем о людях. У нас не нарушаются права человека. И это наше «домашнее задание», но не для того, чтобы войти в Молдову, а для того, чтобы стать признанным государством. И это будет».

Не были обойдены вниманием и недавние парламентские выборы в Молдове, включая и скандал с обвинениями со стороны ПСРМ в попытках подкупа приднестровских избирателей.  «Мы свое слово сдержали – не препятствовали и не вмешивались. Выбор был за народом. Насколько мне известно, независимые кандидаты и партии, пользуясь своим ресурсом, через посредников направляли транспортные средства и обеспечивали выезд граждан Республики Молдова, и те отдавали свой голос как хотели. По результатам выборов партия социалистов получила поддержку почти 52% от общего числа граждан РМ, проживающих в Приднестровье и принимавших участие в выборах», – прокомментировал итоги выборов Вадим Красносельский. Насчёт же поствыборных выпадов молдавских социалистов в адрес Приднестровья глава нашего государства ответил: «Если говорить о партии социалистов, я не понимаю их недовольства. Они получили 52% голосов. Если бы сам Игорь Николаевич Додон не изменил избирательную систему на смешанную и были бы партийные списки, то, получив большинство у нас, у них не было бы проблем. Их нет и на сегодняшний день. И попытка сделать крайним Приднестровье или приднестровский народ кажется смешной. Надо посмотреть в зеркало, чтобы увидеть виновника всех произошедших событий. По сути, ничего неожиданного не произошло. Я предполагал такой исход молдавских выборов. Элементарная аналитика».

Среди избранных депутатов парламента Молдовы есть и два «приднестровских». Поэтому в ходе интервью была затронута и тема возможного взаимодействия властей ПМР с ними. «Какие они представители Приднестровья? Глупости это всё. Они не граждане Приднестровья, они не имели и не будут иметь к нам никакого отношения. Будут представлять либо ту партию, интересы которой лоббируют, либо сами себя. Это их проблемы. Никаких контактов, никакого взаимодействия мы с ними не видим, потому что это контрпродуктивно. О чем говорить? Люди не знают ничего. Формально они как бы избраны, а на самом деле все понимают, что это смешно. Пусть работают, вопросов к ним нет, и принимают решения в пользу своего государства – Республики Молдова, а Приднестровье для них далеко».

В связи с формированием нового состава правительства, а возможно и с перевыборами в сентябре, молдо-приднестровский диалог затормозится. Но он будет продолжаться. «Я думаю, прогресс неизбежен. Должностные лица, которые участвуют в переговорном процессе, не занимаются политическим популизмом, они как раз занимаются практическим делом – решением вопросов, от которых зависит жизнь простых людей. Это весьма сложно, может быть, многим непонятно, но движение идет вперед, и я надеюсь на то, что этот процесс будет продолжен, и мы решим вопросы, которые есть в повестке дня», – убеждён Вадим Красносельский.

По поводу же политических заявлений, которые делают молдавские политики, включая и Игоря Додона, то у главы нашего государства есть пять вопросов, которые он озвучил в телеэфире. Первый касался отношения властей Молдовы к декларации о признании незаконности образования МССР, а значит предоставляющих де-юре независимость ПМР. Второй – оценка трагических событий 1992 года, в том числе предание суду инициаторов братоубийственной войны и лиц, совершивших военные преступления, у которых, как известно, срока давности нет. Также Вадима Красносельского интересует: «Если Игорь Николаевич Додон и другие политики говорят о свободном выборе народа, уважают ли они выбор народа, который был сделан на референдуме в 2006 году, когда народ высказался единогласно за независимость Приднестровской Молдавской Республики?». Четвёртый и пятый вопросы касались осознания реалий Игорем Додоном и его отношения к принципу самоопределения народов. «Четвертый вопрос – понимает ли Игорь Николаевич существующую реальность, осознает ли, что за тридцать лет многое произошло? У нас создано независимое государство, независимые ветви власти, независимая банковская система, независимая экономика. Мы реально независимы. Мы построили государство. В нем живет приднестровский народ, многонациональный приднестровский народ. Как это можно повернуть вспять? Я не знаю», – заметил, в частности, Вадим Красносельский. Есть у него и несколько подвопросов своему молдавскому коллеге: «Как он смотрит на сохранение молдавского языка на кириллице в Молдове, какой статус будет у русского и украинского языков в Молдове, возможно ли это вообще? Актуальны вопросы собственности. И так далее. Ответить на эти вопросы в современных условиях невозможно. Как и невозможно обсуждать политический статус, – и добавил: – Это вопросы практические, не риторические. Лично я вижу на них ответ, и, по большому счету, могу сам на них ответить, но я адресовал эти вопросы политикам Молдовы, в частности Игорю Николаевичу Додону, автору некоего плана, который, по его словам, уже вот-вот должен быть реализован».

Фото: http://president.gospmr.org/

Другие статьи

Новые статьи