27 C
Тирасполь

То, что свойственно женщинам

Популярное за неделю

Мы можем быть совершенно разными. Юными и взрослыми, наивными и мудрыми, серьезными и легкими, темпераментными и сдержанными… Мы можем быть уже мамами или пока не быть ими. Домохозяйками или уважаемыми специалистами. Можем активно отстаивать права животных или без лишней огласки помогать тем четвероногим, что встречаются на нашем пути. Некоторые из нас любят путешествовать, покорять мир, легко сходятся с новыми людьми, другие –заядлые домоседы и довольствуются тем кругом общения, что уже имеют. Одни обожают авантюры, приключения, нестандартные ситуации, а другие не выйдут из зоны комфорта ни за что. Да, мы можем быть совершенно разными, но при этом оставаться такими похожими в главном – женщинами, созданными дарить свою любовь миру.

Просыпаясь рано утром, она наполняет комнату ожиданием чего-то радостного и светлого. В ее глазах отражаются лучики первого весеннего солнышка, а в ее голове уже созрел хитроумный план по приготовлению наивкуснейшего завтрака. Она умеет сделать его из подручных продуктов таким, что лучшие рестораны мира позавидуют. Она смеется так заразительно. Она шутит со своим любимым котом, и тот не отходит от нее ни на шаг – даже покорно ждет у двери в ванную. А она уже шлепает босыми ногами по квартире и ищет тех, кому обязана подарить свою утреннюю нежность. Она называет их, еще сонных, дурацкими именами, прозвищами. Они же в ответ напускно ворчат, говоря: «Что за глупость… Ну вот, началось…». А сами улыбаются и жизни своей не представляют уже без этих глупостей.

Тем временем на кухне вовсю кипит жизнь: варится, греется, печется – создается шедевр к завтраку. Иногда что-то падает на пол, порой даже разбивается – конечно, на счастье. А в открытое окно влетает аромат весны, бодрящего утра. Она впускает его одним легким движением руки, как бы между прочим. Между посыпанием оладушек сахарной пудрой и поглаживанием разлегшегося на подоконнике уже сытого и оттого мурчащего кота. Она это умеет – делать все между прочим, незаметно для других. Такой уж у нее талант, дар – называйте, как хотите. Только она не считает это ни тем, ни другим – она просто умеет творить маленькое волшебство, и все.

Умеет, как и ее мама, бабушка, как будет уметь когда-то ее дочь с волнистыми волосами «не понятно, в кого такими». А пока – утро. И начинается невероятное приключение под названием Жизнь.

Она уже шагает по знакомым с детства улицам, здоровается, улыбается, грустит, думает, мечтает, планирует – и все это одновременно. Она и это умеет тоже. Она шагает, быть может, в магазин, в детский садик, на рынок, а, возможно, на работу. Конечный пункт не так важен, как то, что по пути она рассматривает небо сквозь появившиеся недавно на деревьях почки. Она фиксирует взглядом счастье, отражает его и возвращает миру в двойном размере. Она любит природу. Животных. Людей. Особенно – маленьких. С детьми она может оставаться всегда собой – наивной и смешливой девчонкой. С ними она вспоминает, что умеет рисовать, строить башни и города, лежать прямо на полу и, вытянув руки вверх, изучать форму своих пальцев. С детьми она может быть вновь беззаботной и по-настоящему счастливой.

Она, возможно, не только жена и мама, но уже и бабушка. И все равно она та же девчонка, которая умеет вплетать в свои волосы ветер свободы и цветки любимого вишневого дерева. День за днем вечереет. Возможно, когда-то наступит вечер и в ее жизни. Но она сумеет принять его мудро – сесть на краю горы, дороги, города, путешествия и наслаждаться закатом. Думать о том прекрасном, что есть в ее жизни, – детях, цветах, животных и, конечно, любви. А пока ее жизнь полна замечательных дней и утренних рассветов, птичьего пения и детских голосов, аромата домашней выпечки и созданного ею уюта. Это еще одна ее почти мистическая способность – создавать уют повсюду вокруг себя. Даже там, где это кажется невозможным. Создавать уют и вселять уверенность в лучшее. Всем своим видом показывать: все хорошо. Размеренно, по плану. А если что и не по плану – это можно пережить, это ничего. Нужно только приготовить какао с молоком и вдохнуть аромат детства. Нужно только сесть поближе друг к другу, погладить оказавшегося под рукой кота и как-нибудь нелепо пошутить. И очень скоро все наладится, войдет в обычное русло, переболит, успокоится…

Создавать уют, дарить любовь, окружать родных заботой, успокаивать, вселять уверенность в то, что все будет хорошо. Она умеет все это и даже больше. И без нее уже невозможно, от нее существует зависимость. И даже совсем взрослая, она умеет любить, она пишет письма тому, чей голос вдруг услышала однажды, тому, кто, сам того не ведая, позволил ей вновь почувствовать себя юной. Она ждет весну, как каждый год. Примеряет наряды, делает прическу – в любом возрасте. И по-другому она не может, просто не умеет. Ведь это все так свойственно ей. Ведь это все так свойственно нам, женщинам.

Татьяна Астахова-Синхани.

Другие статьи

Новые статьи