0.4 C
Тирасполь

Как помочь самой проблемной отрасли?

Популярное за неделю

Коммунальщики везде и всюду, пожалуй, наиболее поминаемые на постсоветском пространстве на все лады люди. Но когда мы их костерим, то зачастую и не задумываемся, в каких условиях им приходится работать, а главное, что в том, за что мы их ругаем, есть и наша доля вины. Причём она достаточна велика.

Нет, конечно, мы не портим коммуникации. Не выкидываем за редким исключением в унитаз мусор, который изначально не предназначен для смыва в канализацию. Мы просто не оплачиваем и того, что нам начисляется за предоставляемые коммунальные услуги. «Как же! – воскликнет кто-то. Вот мои квитанции об оплате!». Я тоже до интервью с замминистра экономического развития Александром Горицей думал, что население исправно оплачивает коммуналку.

«Сто процентов людей в полном объеме оплачивает связь, 98% оплачивает электроэнергию и только 80% оплачивает воду. Такое впечатление, что им вода в принципе не нужна. Им важно поговорить по телефону. Поэтому людей надо постепенно приучать к тому, что они должны определяться, что для них важнее. У связистов неплательщиков нет. Не заплатил – отключили телефон, – заметил Александр Горица. – У электросетей неплательщики есть, но временные. Задолжал – потом заплатил. Не заплатил, по закону через четыре месяца могут отрезать от электроснабжения. А с водой, особенно с теплом, это не работает». Причём замминистра подчеркнул, что речь идёт вовсе не о неимущих людях, а о «хитрой» категории потребителей. Они не платят за воду и отопление принципиально – «потому что не отключат»…

С 1961 года и по самый последний год существования Советского Союза тариф на электроэнергию составлял 4 копейки за 1 кВт. В случае неоплаты в срок начислялась пеня в 0,1% за день от суммы платежа. Возможно, было и отрезание от сети, в случае если оплата была задержана на 14 суток. Допустим, что у вас за месяц нагорело 100 кВт , а по каким-то причинам вы довели дело до отключения. Ваш долг составил бы тогда 4 рубля 6 копеек. Сегодня те же 100 кВт/ч стоят 52 рубля, а отключение от сети возможно только при задолженности за четыре месяца.

Пеню, как подчеркнул Александр Горица, будут начислять обязательно. Кроме того, разрабатываются меры по ограничению поставок воды злостным неплательщикам. «Мы пойдём по пути ограничения. Обращаю внимание: не отключения совсем, а очень значительного ограничения, – рассказал мой собеседник. – На вход в квартиру мы поставим диффузор (сужение – Прим. ред.). Вы чашку воды наберёте, чтобы запить таблетку, руки помыть сможете, бачок унитаза за день наполните. Санитарные нормы мы обеспечим, но не более того».

А ведь плата за коммунальные услуги для населения куда ниже, чем себестоимость. Ни для кого не секрет, что электроэнергия, вырабатываемая на гидроэлектростанциях, значительно дешевле, чем на тепловых. Поэтому экономически обоснованный тариф для населения составляет 69 копеек за 1 кВт, из которых мы, не обладающие правами на льготы, оплачиваем только 54 копейки. Подобного нет ни в одной из близлежащих стран.

По словам Александра Горицы, жителям Приднестровья повезло, что наш регион был промышленно развит и при строительстве инженерной инфраструктуры закладывались проектные решения, учитывающие рост населения и надежное обеспечение имеющихся предприятий. За прошедшие 30 лет объем промышленного производства снизился, некоторые предприятия прекратили существование, а инфраструктура энергоснабжающих предприятий осталась.

Но как раз это обстоятельство, с другой стороны, играет против энергетиков. Ведь население не выросло, а наоборот, уменьшилось. «Согласно планам развития, численность населения Тирасполя к началу 2000-х годов должна была составлять 250 тысяч человек, – подчеркнул Александр Горица. – Исходя из этого, принимались решения при строительстве насосных станций, котельных, электросетей. Закладывался запас мощности трансформатора, диаметр кабеля. Существующие мощности используются на 20%». И привёл пример с электросетями: «Энергосистема Приднестровья является частью энергосистемы Советского Союза на юго-восточном направлении и при ее строительстве не мог учитываться факт образования нашего государства, поэтому линии электропередачи 330 и 110 кВ строились в направлениях тех потребителей электроэнергии, которые существовали на тот период, а мы сегодня вынуждены поддерживать оборудование и сети в работоспособном состоянии и с высокой степенью надежности, независимо от своих реальных потребностей. А энергетика во всем мире – дело дорогое. То же самое касается и котельных, и насосных станций «Водоканала». Не открою большую тайну, если скажу, что население у нас уже давно не растёт, а сокращается. То есть затраты остаются прежними, а число потребителей снижается. Значит, падают и платежи.

Но и у долговечного оборудования есть временной предел. «Привожу вам пример. Утечка воды. Приезжает аварийная бригада. Подгоняют экскаватор. Раскапывают. Я сам видел это, – рассказал Александр Горица. – Труба, которая запитывает почти половину Тирасполя. Диаметр у неё 500 мм. Я обратил внимание, что на четырёх-пяти метрах, где произошёл порыв, деревянных чопиков уже было три. Поставили четвёртый. Потом зарыли и заасфальтировали это место. Вот так мы по сути закапываем деньги в землю. Если бы заменили трубопровод на современный полиэтиленовый, то надолго бы и забыли о нем».

Потом последовал пример из теплоэнергетики. «Вот улица Советская, – показал замглавы минэкономразвития в окно своего рабочего кабинета. – Здесь в этом году меняли участок теплосетей. Когда срезали трубу, решил замерить её толщину. Первоначально она была 10 мм, а истощилась до 3 мм. Так это только одна улица. А всего в Тирасполе 350 км теплотрасс. Да и по Советской-то заменён всего один участок, а дальше та же самая труба и лежит. И пока мы собираем деньги, чтобы заменить следующий кусочек теплотрассы, эта новая труба уже начала изнашиваться». В год, по словам Александра Горицы, меняется до 1,5 километра магистральных теплотрасс.

Есть ли выход? Недавно законопроект о бюджете на 2019 год прошёл второе чтение. В нём по инициативе Правительства заложено 86 миллионов рублей на компенсацию энергоснабжающим организациям разницы между тарифами для населения и экономически обоснованными тарифами на воду, тепло и электроэнергию. Появилась эта статья в основном финансовом документе впервые. Есть, правда, один нюанс. Не принадлежит она к числу защищённых, хотя Правительство её и предлагало сделать таковой. Следовательно, расходы по ней могут быть секвестированы. Дойдут ли до энергетиков эти средства в полном объёме или в урезанном виде, гадать не будем. Пока что наша экономика показывает устойчивый «плюс», а значит, есть надежда.

Александр Никитин.

Другие статьи

Новые статьи