-2.5 C
Тирасполь

Апрель … Как много в тебе боли

Популярное за неделю

Апрель 2019 года.  Весенний ветерок резвится в ветвях пробуждающихся от зимнего сна деревьев, обнимает свежестью и радует наступлением тепла. «Погода этих дней очень похожа на ту, какой была в то время, – начал свой рассказ Анатолий Васильевич Петров, тогда,75 лет назад, двенадцатилетний паренек.

-Сегодня, к сожалению, не все жители нашего Дзержинского знают военную историю своего села.  Война унесла жизни многих: и солдат, и мирных жителей… Село стонало от фашистов. Чувствуя приближение наших войск, они угоняли людей за Днестр и заставляли их там целыми днями рыть окопы.  Среди них были Константин и Вера Гайдукевич, Лидия Касьянова, Лев и Владимир Белинские, Галина Калинкевич, Василий Боржемский…   Позже они вернулись домой, но какими? Искалеченными, больными. В апреле 44-го, вплоть до освобождения села, каждую ночь советские самолёты бомбили переправу на Днестре, оккупанты же всеми силами пытались сделать нашу жизнь невыносимой.

Всматриваюсь в усталые немолодые глаза Анатолия Васильевича и кажется, вижу в них отблески того тяжелого военного времени, оставившего в них свой след. Мой собеседник продолжал делиться воспоминаниями: «К тому времени семья уже потеряла отца и младшую сестрёнку Леночку. И вот теперь наступила очередь семилетнего брата Валентина.  Несчастье произошло незадолго до того, как село освободили.  Накануне рокового дня, когда к нам в дом завалились немцы, он нашел противотанковую гранату и, спрятав ее, никому не говорил.   Помню, как один из фашистов стал кричать на маму, требовать от нее еды. Его слова: «Люк, цибуля, курочка дафай», – кажется, и сейчас слышу. Другие начали осматривать комнаты, то и дело произнося: «Капут партизан». Вот как раз в это время и прогремел взрыв. В ушах звенело, а перед глазами оккупанты стояли с поднятыми вверх руками. Очнулся от крика мамы. Она, видимо, подумала, что я чем-то фрицам не угодил, и они убили меня, а оказалось, что это брат, увидев, как в его комнату вошли фрицы, дернул за шнур гранаты, она и взорвалась в его руках.   Перепуганные взрывом, фашисты бежали. А братишка погиб. Перед смертью он бредил, вспоминая папу, который в то время был на фронте и которого он хотел увидеть. Вдруг заговорил о корове – ее отобрали у нас фрицы, и семья осталась без нашей единственной кормилицы… Когда ее отбирали, я пытался воспротивиться, но резкий удар рукояткой пистолета в грудь откинул меня в сторону, и я потерял сознание.

Не знаю, что с нами было бы дальше… Утром 11 апреля услышал крик соседки: «Убегайте, фрицы село жгут!». В ужасе люди выскакивали из своих домов и бежали кто в овраг, кто в сады за селом – прочь от горящего жилья. Это враг, отступая, устраивал пожары и облавы. А наутро пришли советские солдаты. Сначала мы с некоторой опаской встречали освободителей – до начала войны у военных погон-то не было, а тут…  Мы ведь своих три с лишним года не видели… Но в конце концов поняв, что это родные, наши, разом отовсюду побежали им навстречу, плакали, обнимали, целовали солдат!  Женщины угощали их случайно уцелевшим табаком.

Наступила поистине светлая и радостная полоса жизни! Вспоминая то время, хочется сказать, даже крикнуть во весь голос: «Люди, сделайте так, чтобы на нашей земле всегда был мир. Дарите друг другу добро, цените теплоту и спокойствие! И помните о тех, кого с нами нет!».

Лилия ЧЕРНЯЕВА, г. Дубоссары.

Предыдущая статьяВесенней ночью 1944-го
Следующая статьяОсвободители и освобожденные

Другие статьи

Новые статьи