3.4 C
Тирасполь

Бессмертный экипаж

Популярное за неделю

Традиционно 19 июня в Бендерах проходит гребная регата памяти мастеров спорта СССР, воспитанников местной спортивной школы Андрея Бунина, Юрия Гладкова и Вячеслава Мальчукова. Двое первых из них погибли 22  июня 1992 года у здания комиссариата полиции в БМП‑1, которая стоит на пьедестале на городском Мемориале Памяти и Скорби.


Юрий Гладков был старшим из них – 1955 года рождения. В «Книге памяти защитников Приднестровья», изданной в 1995 году, он числится без вести пропавшим.  В том же списке и Андрей Бунин. При этом он попал и в основной мартиролог книги, в котором датой смерти указано 19 июля. Позже установят, что он в том роковом бою находился в БМП. Уже в 2017 году при открытии мемориальной доски экипажу  на здании средней школы №18 в Бендерах назовут шесть фамилий и упомянут двух неизвестных воинов. На самой мраморной плите, кроме  Андрея Бунина и Юрия Гладкова, запечатлены имена Александра Дузя, Леонида  Земляного (он был самым молодым в экипаже БМП – 20 июля ему исполнился бы 21 год), Германа Кардаша и Владимира  Куковича. А далее высечены два «прочерка».  Имена этих героев предстоит установить. Есть ещё люди, значащиеся в списках без вести пропавших. Есть и разные версии насчёт того, сколько человек было внутри этой боевой машины пехоты.

«Никто сразу после окончания боевых действий сорганизован не был. Каждый сам искал своих погибших и без вести пропавших родственников. Вера Александровна Земляная искала сына. Елена Васильевна Гладкова – мужа. Ида Павловна Дузь пыталась найти сына. Останки ребят, находившихся в БМП, когда их извлекли оттуда и привезли в Тирасполь, были неузнаваемы», – рассказывает председатель объединяющей родственников погибших защитников Приднестровья общественной организации «Память» Людмила Мальчукова – жена Вячеслава Мальчукова. Это один из трёх приднестровских гребцов, в память о которых ежегодно 19 июня проводится регата в Бендерах. Он тоже достаточно долгое время числился без вести пропавшим. Его безымянную могилу по определённым каналам удалось разыскать на кишинёвском кладбище «Дойна». Впоследствии стало известно, что он, будучи казаком Черноморского войска, был похищен молдавскими спецслужбами, замучен и втайне похоронен в Кишинёве.

За исключением собственно экипажа боевой машины пехоты – бойцов республиканской гвардии  Леонида Земляного и Владимира Куковича, десант (мы его не отделяем от экипажа) состоял из ополченцев. Это к тому времени были сугубо гражданские люди, отслужившие в рядах Вооружённых Сил СССР и уже давно, вплоть до 19 июня 1992 года, не бравшие оружие в руки. Они пошли добровольцами защищать свою республику, свой город. Решение о штурме комиссариата полиции Молдовы принимали спонтанно. Его инициатором был командир 2-го (бендерского) батальона республиканской гвардии Юрий Костенко. Личность, которую и тогда, и по прошествии почти тридцати лет приднестровцы оценивают неоднозначно – пятьдесят на пятьдесят. Мы далеки от того, чтобы давать ему оценку. Единственное, что можем сказать, –  шли накладки за накладкой. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в ночь с 22 на 23 июня приднестровская колонна у стен Бендерской крепости попала, как это сейчас цинично называется, под «дружеский» огонь.

«Сашу после школы призвали в армию. Служил в пограничных частях на Амуре. Потом работал электриком на САРМ (стационарные армейские ремонтные мастерские, а тогдашние 245 САРМ – ныне Бендерский авторемонтный завод. – Прим.). После смены заступал на дежурство по городу в составе рабочего отряда  содействия милиции (РОСМ). Когда началась война в Бендерах, тут же записался в Рабочий комитет (сейчас там располагается Музей Бендерской трагедии. – Прим.) в народное ополчение. Саша как ушёл 19-го, так я больше его и не видела. Он мне не разрешал никуда ходить, но звонил каждое утро. И 22 июня позвонил. С тех пор я его не видела и не слышала… Нашли только косточки обожжённые. Ему был всего 31 год»,  – рассказала Ида Павловна Дузь о своём сыне.

Отреставрированная (именно та) боевая машина пехоты  встала на постамент на Мемориале Памяти и Скорби в Бендерах спустя год после страшных событий 19 июня 1993 года. Тогда же там был зажжён Вечный огонь,  и прямо у лобового скоса мемориальной БМП установлена мраморная плита с суворовским изречением: «Истинная слава не может быть сыскана. Она проистекает из самопожертвования на пользу общего блага».


Александр Никитин.

Фото Виктора Громова.

Предыдущая статьяУлицы героев
Следующая статьяЗабыть такое невозможно

Другие статьи

Новые статьи