-3.6 C
Тирасполь
Понедельник, 17 января, 2022

На службе справедливости

Популярное за неделю

Так назывался 20-минутный документальный фильм, показанный на торжественном собрании, посвящённом юбилею министерства юстиции. Название, что называется, в «десятку». Ведь с латыни «юстиция» и переводится как «справедливость». Именно тот факт, что ведомство призвано служить людям, стало главной темой мероприятия.


Началось оно с минуты молчания в память о всех сотрудниках юстиции, не доживших до этого юбилея. Министр ведомства Александра Тумба сообщила печальную новость. Накануне ушёл из жизни подполковник юстиции Геннадий Прутян. На торжественном собрании ему должны были вручить орден «Трудовая Слава».

И всё-таки награждения в этот день были. Ряд сотрудников минюста удостоен орденов и медалей, а руководитель ведомства Александра Тумба – почётного звания «Заслуженный юрист». К этой дате учреждена юбилейная ведомственная медаль «30 лет приднестровской юстиции». Её вручили Президенту Вадиму Красносельскому, Председателю Верховного Совета Александру Коршунову, вице-премьеру Станиславу Касапу (он, кстати, восемь лет проработал в системе органов юстиции), прокурору ПМР Анатолию Гурецкому.

Обращаясь к сотрудникам минюста, глава государства подчеркнул: «Вы видите малейшие шероховатости правовой базы и делаете закон удобным для применения. Любая правовая коллизия должна решаться в пользу гражданина. И для того, чтобы этих коллизий не было, вы и совершенствуете законодательство». От имени законодателей спикер парламента Александр Коршунов заметил: «Именно ваш профессионализм помогает Верховному Совету принимать законы на благо людей», особо он отметил при этом проводимую специалистами министерства юридическую экспертизу.

Деятельность минюста очень разнообразна. В его структуру кроме центрального аппарата входят служба госнадзора, госслужба регистрации и нотариата; Управление судебных экспертиз, госслужба судебных исполнителей, госслужба исполнения наказания, госучреждение «Юридическая литература», государственные унитарные предприятия «Учебно-методический центр», «Республиканское бюро технической инвентаризации» и т.д.

Как и в случае с другими органами власти, здесь тоже приходилось начинать всё с нуля. На заре создания тогда ещё управление юстиции состояло всего из девяти человек. Возглавлял его сначала Михаил Сидоров, затем Виктор Коротенко. Сегодня в минюсте тысячи сотрудников. Нам удалось побеседовать с людьми, которым есть что и с чем сравнивать. Они были одними из первых. Работают в системе министерства и сейчас. Юрий Шитов возглавляет управление судебных экспертиз. Ольга Оноприенко – консультант отдела регистрации объектов интеллектуальной собственности госслужбы регистрации и нотариата, а Ольга Тарасова – в госслужбе регистрации и нотариата.

До того, как прийти в бюро судебных экспертиз, Юрий Шитов 12 лет трудился инженером в СУ-27 (строительное управление). Вышло, говорит, всё случайно. Был хорошо знаком с первым начальником бюро Александром Синьковским, который долгое время проработал в милиции экспертом-криминалистом. Он тогда подбирал кадры для бюро из специалистов в разных областях. Первоначально выполняли два вида экспертиз – криминалистические и строительно-технические. Первыми ведал Валерий Пастухов, а вторыми – Юрий Шитов.  Когда на торжественном собрании объявили минуту молчания, она была и в память об Александре Афанасьевиче Синьковском. «Профессионал, специалист. Он был очень требователен к делу, но, вместе с тем, это человек, который всегда помогал и советом, и делом. Был очень надёжным во всех отношениях», – рассказал Юрий Викторович, вспоминая наставника.

После криминалистической и строительно-технической бюро постепенно начало осваивать автотехническую, товароведческую, бухгалтерскую, финансово-экономическую и другие виды экспертиз. Благо, что помогли украинские и российские коллеги. Сам Юрий Шитов окончил юрфак нашего госуниверситета, а затем Одесский институт судебных экспертиз. При нём же и стажировался. Кстати, это старейшее учреждение на постсоветском пространстве, готовящее судебных экспертов во всех сферах, создано ещё до революции.  После Одессы была Москва, где Юрий Шитов проходил повышение квалификации в Федеральном центре судебной экспертизы. Вспоминает, что первоначально работали по улучшенным одесситами советским методикам. «В конце 90-х, когда я поехал в Москву, прихватил с собой свои заключения. Оказалось, что с Федеральным центром мы работаем в одном направлении, используя одни и те же методики. Наш уровень оказался ничем не ниже российского», – рассказал мой собеседник, добавив, что тем более он не уступает подготовке экспертов из соседних с нами стран. Заметил, правда, что немного отстаём технически от Украины, которая, как было сказано выше, обладает очень мощным научным центром.

Совсем недавно Верховный Совет принял в первом чтении IV часть Гражданского кодекса, которая целиком посвящена интеллектуальной собственности. Ольга Оноприенко рассказала, что как раз занимается разработкой подзаконных актов к этой части ГК. Кстати, 4-я – по большей части тоже её детище. В России она появилась ещё в 2008 году. У нас же правоотношения в области интеллектуальной собственности регулируются несколькими временными положениями, разработанными ещё в 90-е. Настало время обновить их и объединить в виде IV части Гражданского кодекса. Будучи биологом по образованию, Ольга Фёдоровна пришла в органы юстиции в 1993 году. Тогда она работала патентоведом в научно-исследовательском институте, который сейчас именуется Приднестровским НИИ сельского хозяйства. Патентоведы были на многих предприятиях.

В их задачу входило после поступления заявки на регистрацию изобретения выяснить в Комитете по патентам и товарным знакам СССР, нет ли уже чего подобного в Союзе и за рубежом. Но единой страны не стало, патентных свидетельств прежнего образца тоже, творческая инициатива начала угасать. Была инициатива из Москвы, чтобы приднестровские изобретатели  пересылали сами или через патентоведов заявки на изобретения в Роспатент, ставший правопреемником  Комитета по патентам и товарным знакам СССР. Заявленную стоимость патентных услуг могли потянуть немногие. Поэтому   решили создать регистрирующий орган в самом Приднестровье. Таким образом 23 июля 1993 года у нас появилось агентство по интеллектуальной собственности. Примечательно, подчеркнула Ольга Фёдоровна,  что два подобных учреждения в Молдове появились на следующий же день. Потом их объединят под тем же названием, что и в Приднестровье. «Но к Молдове благоволил Запад. Они очень быстро начали сотрудничать со Всемирной организацией по интеллектуальной собственности, получая оттуда всю необходимую информацию о достижениях в науке и технике. Мы такой возможности были лишены. Поэтому на первых порах выдавали документы под личную ответственность заявителя. Позже всё-таки нам удалось договориться о получении журналов и бюллетеней Всемирной организации», – подчеркнула  Ольга Оноприенко. Первоначально таким образом фиксировались только изобретения. Авторские права на другие объекты интеллектуальной  собственности начали регистрировать спустя год после открытия агентства. «Пришёл парень и рассказал, что является автором песни, которую исполнял на одном из конкурсов. А потом услышал её в исполнении другого человека. Своё авторство он доказать не мог. Поэтому, опять же, под его личную ответственность мы предложили ему написать заявку с приложением текста  и нотной записи», – рассказала моя собеседница. Потом пошёл бум на регистрацию иностранными компаниями в Приднестровье товарных знаков. Зарегистрировав их в Молдове, иностранные фирмачи выяснили, что охватили не всю территорию бывшей МССР. Среди заявителей тогда были и такие гиганты, как «Бритиш Петролеум». Говоря о совершенствовании законодательства в данной сфере, Ольга Оноприенко заметила, что в настоящее время селекционеры несколько дискриминированы по сравнению с изобретателями. Есть определённые трудности с получением ими патента и вознаграждения за создание новых сортов и гибридов. Поэтому многие регистрируют их за рубежом, в том числе и у наших соседей, где этот вопрос отрегулирован. То есть стоит ещё поработать над нормативно-правовой базой.

Во время торжественного собрания говорили, что минюст стал первым органом госвласти, начавшим переход на электронный документооборот. Первой же операцией, как рассказала ещё одна моя собеседница Ольга Тарасова, на портале госуслуг стало получение в электронном виде выписки из Единого государственного реестра юридических лиц. А ведь, по её же словам, на заре нашей республики не только реестра не было, но и единых правил регистрации организаций. А меж тем, 90-е годы – это пик деловой активности. Во множестве создавались кооперативы, народные предприятия, общества с ограниченной ответственностью.  Начали появляться и акционерные общества. Регистрировались по разным правилам исполнительными комитетами городов и районов. Для регистрации юридического лица сейчас установлен пятидневный срок. Тогда он растягивался и на месяц. Были и отказы в регистрации на том основании, что уже есть предприятие с таким же профилем, и больше не надо. Следовало создавать единые правила регистрации, один перечень документов», – заметила Ольга Тарасова. Единообразие было достигнуто, когда 5 мая 1992 года была образована Регистрационная палата. Это только три примера того, как создавались приднестровские органы юстиции, которые со временем выросли в мощную систему с разноплановыми задачами.


Александр Никитин.

Фото: www.president.gospmr.org

Другие статьи

Новые статьи