0.4 C
Тирасполь

Магазин с двумя входами

Популярное за неделю

Утренняя история для осеннего кофепития.


Первый глоток горячего обжигающего кофе. Евгений всегда шел домой с вечерних занятий по тхэквондо через улицу 9 Января. Потом он на год уехал из Тирасполя, чтобы заработать на ремонт в доставшейся ему задаром теткиной квартире и диван с гнутыми ножками, какой он видел только в детстве на картинках. А когда вернулся, снова стал ходить домой через улицу 9 Января, пока не познакомился со своей будущей женой. Однажды пришла к нему домой, нашла на балконе три десятка пыльных рамок для фотографий и спросила у него: «Зачем ты хранишь пустоту в своих карманах?». Так Евгений перестал ходить домой через улицу 9 Января, потому что через площадь имени Суворова, как убедила его жена, гораздо быстрее.

Пауза, чтобы посмотреть в окно, перемешивание сахара в чашке, ожидание, пока напиток остынет. В самый летний полдень сентября Евгений по каким-то делам все-таки оказался на улице 9 Января и вспомнил, почему она ему так нравилась. Здесь был магазинчик «Мария», где делали хороший и дешевый заварной кофе по-ирландски. Заказав его, он встретился глазами с одноклассником Олегом, которого сто лет не видел, а ведь они играли в одной волейбольной команде, весь девятый класс просидели за одной партой.

Пить кофе, смакуя, как даосист, чередуя пять мелких глотков и один глубокий.

– Ты выглядишь так, будто приехал из тех краев, где не знают о существовании масок, – сказал Олег и сделал жест, предвосхищающий откровенный разговор, к которому его визави совсем не был готов. – Женат, вижу. Я вот тоже женился, и ты помнишь, что я не собирался быть простачком и всегда хотел схватить Господа за бороду, даже не думая, что тот может побриться. Однажды я забрел в один из таких магазинчиков, подобно этому, в котором мы пьем кофе. У него было очень странное название – «Крест», и его хозяин, расхохотавшись, сказал, что на нем настоял его отец, ведь «мы все что-то несем». У хозяина была тихая, как Черное море на Херсоне, жена и как две капли похожая на нее дочь Ольга, которая и стала моей женой через пару месяцев после знакомства. Я вошел в семейный бизнес и занимался закупкой продуктов, разъезжая по оптовым складам на «Форде» тестя. Я почти не думал о жене и однажды ночью заметил, что моя супруга не спит, а лежит с открытыми глазами и смотрит в потолок. Потом я исподтишка стал наблюдать за ней и увидел, что вечером, на кухне, закончив с кабачковым рагу с уткой, она подолгу сидит и молча смотрит в стену. Ни телевизор, ни социальные сети ее тоже не интересовали. Обеспокоенный этим, я поговорил с тестем, и он, опустошив рюмку сливовицы, бросил мне, чтоб я не заморачивался – дескать, она вся в мать, а от осинки не родятся ни апельсинки, ни даже шелковица.

Я попытался поговорить с ней на эту тему, но она отвечала мне лишь односложными словами, и мне казалось, что я общаюсь с куклой-чревовещателем. «Ты просто нарисовал свой личный мир и думаешь, что люди вокруг тебя должны быть твоими отражениями, – укорил меня Федя Арапу, двоюродный брат жены. – Если она молчит, широко раскрыв глаза, стало быть, у нее есть на это основания. Что может быть глупее, чем вопрос, о чем думает человек, когда ему требуется тишина?»

Чашка наполовину пуста. Допив свой кофе и изучив рисунок кофейной гущи на дне бумажного стаканчика, Евгений не нашел ничего лучше, как похлопать своего старого знакомца по плечу и сказать, что все образуется. Правда, история Олега запала ему в душу: вечером он нашел его страницу в соцсетях и просмотрел его свадебные фотографии. На всех снимках Ольга улыбалась, выглядела счастливой и веселой, и совсем не совпадала с понурой историей своего мужа. На следующий день Евгений снова пошел по 9 Января, снова выпил кофе и на другой стороне улицы заметил ту самую жену Олега. Та была одета в цветастый сарафан в пол и шла куда-то в сторону старого квартала, где были только двухэтажные дома с закрытыми дворами и старомодными уборными во дворе. Любопытство взяло верх, и Евгений решился проследить за ней, тем более, что Ольга, казалось, не заметила бы на своем пути и Леонардо Ди Каприо. Она подошла к двухэтажному дому с отдельной деревянной горохового цвета лестницей на второй этаж и пробыла там минут пятнадцать. Выйдя, она светилась от счастья. «Ваша очередь», – улыбнувшись остолбеневшему Евгению, пропела она и пролетела вниз.

Кофе допит; самое время посмотреть на дно чашки. «Ну, видимо, действительно настала моя очередь», – подумал мужчина и поднялся, открыв тяжелую скрипучую дверь. Каково же было его удивление, когда, пройдя через устланный выцветшими паласами коридор, он зашел в комнату и увидел там свою жену.

– Так бывает, когда ты всю жизнь ходишь по одной и той же улице, и это меняет твою судьбу, – сказала она супругу, протянув ему чашку с кофейной гущей на дне. – Пройди ты закоулками, между заборами частного сектора, и они выведут тебя на границу твоей жизни. Ты увидишь полноватого мужчину в рыжих веснушках, который работает дворником и всю жизнь ухаживает за своей бабушкой, и узнаешь в нем себя. Выйди на шумный проспект с магазинами и площадями, и тебе встретится солидный господин с платиновым перстнем на новеньком Lexus, тоскующий по детству в деревне и костру у реки. Но как это ты, дорогой муж, за все время нашего общежития не догадался, что я подрабатываю гадалкой на кофейной гуще?

Пояснение для тех, кто пьет растворимый кофе. Естественно, у Ольги был некий психологический срыв. Молодая девушка забеременела и, не имея опыта в этом деле, не совладала с нервами. По объявлению она нашла гадалку, отправилась к ней и узнала, что ждет дочь, а ее муж прочный как кремень. С беременностью и было связано ее странное многодневное молчание. Все встало на свои места. Ольга оказалась такой же тихой гаванью, как ее мать, и Олег, все больше занимаясь делами магазина, по достоинству оценил это ее качество.

Пояснение для тех, кто пьет заварной кофе. Вам могло показаться, что в этой истории гадалка, та самая супруга Евгения, хотела скрыть от него свой род занятий, а потому и отвадила его от прогулок по улице 9 Января, где и принимала желающих узнать свое будущее. Вы даже можете придерживаться той легенды, что она его приворожила. Но у Евгения оказались совершенно другие мысли на этот счет. В своей жизни он, как и Ольга, слишком долго молча смотрел в стену и спал с открытыми глазами. Но если девушка могла объяснить это нервным чувством в первые недели беременности, то Евгений будто бы забыл свой портмоне где-то на троллейбусной остановке и искал его на протяжении всех этих лет. Потому он решил, не посвящая никого в свои планы, вернуться к вечерним занятиям по тхэквондо.


Никита Милославский.

Предыдущая статьяИстории одного дня
Следующая статьяВремя новых имен

Другие статьи

Новые статьи