2.4 C
Тирасполь

Просто неравнодушный человек

Популярное за неделю

В Бендерах эта фамилия известная. Многим знакомо имя прославленного летчика Семена Александровича Шестакова, который в 1927 и 1929 годах совершил дальние перелеты от Москвы до Токио и Нью-Йорка.


Его знают и как участника Великой Отечественной войны, командира истребительного авиационного полка, доблестно сражавшегося на Орловско-Курской дуге. Именем героя, удостоенного высоких правительственных наград, в Бендерах названа одна из центральных улиц, на здании школы, где учился, установлена мемориальная доска.

И Николая Михайловича Шестакова хорошо знают в городе. Он племянник отважного летчика и фронтовика.  В числе тех, кто создавал нашу республику, в трудную годину защищал ее от националистов и потом активно строил. Все дорого и близко Николаю Михайловичу в родном городе.

– Кто бы мог подумать тогда, в конце восьмидесятых – начале девяностых годов, что мы можем потерять город, – делится ветеран. – А предпосылки были – летом 88-го впервые на улицах можно было встретить шагающих юных националистов, размахивающих румынским флагом. Мы их, конечно, быстро смели в подворотни, но и крепко задумались. На следующий год в Кишиневе приняли небезызвестный закон о языках, и тут же последовали непредсказуемые события. Одним из первых объявил забастовку наш шелковый комбинат ( я тогда работал художественным руководителем  Дома культуры). Не выйти на работу трем тысячам работников что-то да значило. Это был протест против необдуманных решений властей МССР об ущемлении русскоязычного населения республики. Но не думайте, что все шло гладко и забастовку приветствовали все. Первой, кто пытался воспрепятствовать ее проведению, была секретарь парткома комбината. Она всячески пыталась убеждать людей не бросать рабочие места, а начать изучать румынский язык. И вообще, нужно слушать, что говорит власть, и подчиняться ей, заключала она.

Чувствовалось, как заволновался Николай Михайлович.  Вспоминая то время, закурил, прищурившись, мысленно возвращаясь к экстренно созванному на комбинате партийному собранию. На нем рассматривали вопрос об освобождении с должности секретаря парткома. Он первым предложил сделать это. Его поддержали и рекомендовали включить в забастком. Потом вместе с Валерием Сериковым, Николаем Гроссу и Александром Буренковым решали многие вопросы. Зачастую приходилось и подменять директора комбината Людмилу Ивановну Сильченко. По мнению кишиневских властей, она была в числе руководителей-«белых воротничков», которые взбаламутили народ и повели за собой вразрез с политикой власти. Это от таких, как она, шли команды неповиновения. С директором забастком был заодно, вместе решая насущные проблемы комбината. Она была в курсе всех дел, и когда, например, собирались митинговать, ее убеждали оставаться дома, чтобы не думали, что от нее исходит агитация.

Авторитет Николая Михайловича рос, с ним считались, ему доверяли. О   нем говорили не только на комбинате, но и в городе. И когда состоялись выборы депутатов в Верховный Совет ПМССР, он решил баллотироваться в Варнице (этот район считался сложным, там особенно активно действовали националисты) и победил, набрав более 80% от всех голосов. Потом был избран делегатом первого съезда народных избранников в Парканах и II чрезвычайного съезда народных депутатов всех уровней Приднестровья 2 сентября 1990 года, на котором провозгласили нашу республику.

– Война 92-го застала в первый свой день на набережной у Дворца культуры имени Ткаченко, –  вспоминает Н.М. Шестаков. – Наш ансамбль «Червона калина», известный в городе коллектив, выступал с отчетным концертом.  Шел очередной номер, и вдруг раздались громкие выстрелы, где-то рядом разорвалась мина.  Тревога охватила каждого бендерчанина. Спустя час-другой начались военные действия. Уже позже мне выдали оружие, и я заступил на охрану здания горисполкома. Одновременно поручили быть диктором временно расположившегося там радиоузла, передавал сводки местного информбюро.

Многим жителям запомнился голос Шестакова, призывающий всех до одного встать на защиту любимого города, бороться с врагом до победы. Местный Левитан, в советские годы традиционно открывающий в образе Ленина на броневике в составе коллектива шелкового комбината демонстрацию 7 ноября, – он тоже вошел в историю Бендер. Уж больно правдиво играл роль вождя всемирного пролетариата.

На пенсию Николай Михайлович ушел с рабочей должности термиста родного шелкового комбината. Рассуждал так: искусство, культура, конечно, хорошо, есть соответствующее образование, Кишиневский институт искусств, опыт работы, но предприятие после войны остро нуждалось в рабочих кадрах, и он, имея за плечами некоторые знания и навыки, неоконченный заочно киевский политехнический институт, перешел трудиться туда, где важнее.

Был востребованным ветеран, находясь уже на пенсии. Долгие годы возглавлял Дворец культуры имени Ткаченко, заряжая земляков позитивом.  И там был лидером, и не только по должности. Такой он и сейчас, являясь членом Совещательного собрания первых депутатов при Верховном Совете республики, городского совета защитников ПМР, просто неравнодушным человеком. А иначе и не может быть, ведь он – тот самый Шестаков, который создавал новую жизнь и вместе с ней новое государство.


Александр Добров, г. Бендеры.

Фото Виктора Громова.

Предыдущая статьяПатриот земли Каменской
Следующая статьяКнига об отчем доме

Другие статьи

Новые статьи