33.5 C
Тирасполь
Понедельник, 8 августа, 2022

Человек из «запорожцев»

Популярное за неделю

На картине Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» только на переднем плане свыше двух десятков персонажей. Однако если мы попытаемся выделить главное действующее лицо, взгляд неизбежно сосредоточится на писаре (он в центре) или на атамане Иване Сирко (чуть выше). Но писарь – исполнитель, ему диктуют язвительное послание султану, «чертову брату и самого Люцифера секретарю».


А вот взгляд атамана говорит о многом и, можно сказать, вообще не имеет отношения к эпистолярному жанру; взгляд, без сомнения, азартный, хищный, но в нем же читается и глубокая, вдумчивая оценка событий; взгляд стратега. Иван Сирко, который, и правда, прославился своей непримиримой позицией к турецким, татарским и польским завоевателям, словно бы прозревает грядущие битвы. Прикидывает, как нанести поражение неприятелю не только на бумаге, но и в реальном бою.

Выбор Репина не случаен: художник основательно изучил период, о котором идет речь. Напомним – письмо казаков относят к XVII веку, когда южнорусский край (включая и Приднестровье) еще находился под пятой иноземных поработителей, а запорожцы оставались, пожалуй, единственной силой, способной наносить врагу ощутимый урон на дальних рубежах. Вот что писал по поводу запорожцев сам Репин: «Удалые силы русского народа отреклись от житейских благ и основали равноправное братство на защиту лучших своих принципов веры православной и личности человеческой. Теперь это покажется устарелыми словами, но в то время, когда целыми тысячами славяне уводились в рабство, когда была поругана религия, честь и свобода, это была страшная животрепещущая идея».

Художник, как известно, старательно подбирал натурщиков для задуманного шедевра, путешествовал вместе с Валентином Серовым по Украине, Запорожью. Кошевой атаман Сирко был написан им с генерала Михаила Ивановича Драгомирова. Живописца, судя по всему, подкупила не только натура (уже в ХХ веке по методу академика Герасимова была выполнена скульптурная реконструкция облика Ивана Сирко, свидетельствующая о портретном сходстве). Репин видел преемственность в смысле военных заслуг Сирко и Драгомирова; преемственность столь очевидную, что в пору бы говорить о «переселении душ», словно бы герой сражений с турками, имевших место в XVII столетии, воплотился в русском генерале, герое войны 1877-1878 годов.

Заметим: боевые действия, в которых участвовал Сирко, имеют непосредственное отношение к нашей территории. Из донесений того периода: «…в Запорожье полковник Сирко ходил воевать около Белаго города (то есть у Белгорода-Днестровского)».

Сохранилось письмо Сирко к царю Алексею Михайловичу, написанное в мае 1664 года: «Исполняя с войском Запорожским службу вашему царскому пресветлому величеству, я, Иван Сирко, месяца января 8 числа, пошел на две реки, Буг и Днестр, где, напав на турецкие селения выше Тягина города (речь о Бендерах. – М.Ф.), побил много бусурман и великую добычу взял… Чрез нас, Ивана Сирка, обращена вновь к вашему царскому величеству вся Малая Россия, города над Бугом и за Бугом, а именно: Брацлавский и Кальницкий полки, Могилев, Рашков, Уманский повет, до самого Днепра и Днестра…».

Требовательность Репина к натуре вошла в легенды. Его «Запорожцы» – в некотором роде документ. К примеру, клыкастая улыбка «лихого татарина» писалась с черепа казака-запорожца, найденного во время раскопок близ Сечи. Живописец не напрасно придавал такое значение деталям. Что касается клыков, народная молва связывала с Сирко такое предание: на свет будущий атаман появился уже с зубами, чем сильно напугал всех присутствующих. Отец же его предрек: мальчик зубами будет грызть врагов. И действительно! Турки называли Сирко Урус-шайтаном, то есть «русским чертом», а турчанки пугали им своих детей.

Незаурядными военными дарованиями и непосредственно успешными действиями против турок прославился и Михаил Драгомиров. Его «Учебник тактики» служил настольной книгой для нескольких поколений военачальников России.

Родился Михаил Иванович 8 ноября 1830 года в родовом хуторе близ города Конотопа Черниговской губернии. Его прадед Антон Драгомирецкий-Мацкевич перебрался на левобережье из Галиции и в 1739 году принял русское подданство. Отец, Иван Иванович, участвовал в Отечественной войне 1812 года. На средства отца в Конотопе была построена церковь, в которой будущий генерал в детстве читал псалтырь, и в ней же был похоронен.

Михаил окончил петербургский Дворянский полк. Был зачислен прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк. В 1856-м окончил академию Генерального штаба с золотой медалью, получил назначение в генштаб и чин штабс-капитана. Изучая военную науку, Михаил Иванович делал особый акцент на боевом духе солдат, который ценил превыше первоклассного вооружения. В 1860-м он – адъюнкт-профессор кафедры тактики академии Генштаба. Среди его слушателей был и наследник-цесаревич – впоследствии император Александр III.

Блестящий теоретик, Драгомиров всегда уделял огромное внимание формированию практических навыков, выступал против бесконечных парадов и смотров в войсках. В 1864-м он получил чин полковника и был назначен начальником штаба 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. В русско-турецкую войну 1877-1878 годов командовал 14-й пехотной дивизией, которая первой переправилась через Дунай под огнем турок. За успешные действия при переправе награжден орденом Святого Георгия III степени. 12 августа 1877 года, во время обороны Шипки, был опасно ранен в ногу, принужден оставить действующую армию. В 1878 году назначен начальником Николаевской академии Генерального штаба с присвоением звания генерал-адъютанта.

Михаил Драгомиров занимал высокие военные и гражданские должности. Был командующим войсками Киевского военного округа, состоял Киевским, Волынским и Подольским генерал-губернатором. В 1905 году ему предлагали пост главнокомандующего русской армией на Дальнем Востоке во время русско-японской войны.

Генерал Драгомиров принадлежал к числу крупных государственных и военных деятелей, активно сочетавших теорию с практикой. В 1879 году он издал свой главный труд – «Учебник тактики». Им же написаны «Очерки австро-прусской войны 1866 г.», «Опыт руководства для подготовки частей к бою», «Солдатская памятка».

Михаил Иванович был прекрасным семьянином. С женой Софьей Абрамовной у них родились девять детей (сыновья Абрам и Владимир также стали генералами). Как видно, воинские данные были у Драгомировых в крови. Супруга же отменно справлялась с ролью матери, хранительницы очага. Интересно, что Софья Абрамовна стала автором популярной в свое время книги «В помощь хозяйкам. Рецепты разных блюд и заготовок».

Великий русский художник охотно рисовал и других членов семьи Драгомирова. Образ самого Михаила Ивановича стал для него настоящим подарком. Если сравнить парадный портрет военачальника и его «персонажа» из картины «Запорожцы», невольно замечаешь, сколь важное значение Репин придавал выражению глаз. У кошевого атамана Сирко глаза мечут молнии, имеют в себе нечто турецкое (хотя именно с османскими хищниками гетман и призван был бороться). У Драгомирова же глаза по-отцовски добрые, мудрые. Остальное – и лоб, и брови, и усы, и нос – у персонажа и прототипа те же. По-видимому, сам художник прекрасно сознавал разницу между героями своих произведений, а может, видел Драгомирова по-разному, как Айвазовский – море.


Михаил Фернет.

Предыдущая статьяИ снова Балканы
Следующая статьяКрасота в глазах смотрящего

Другие статьи

Новые статьи