25.8 C
Тирасполь

Черноземные мысли

Популярное за неделю

Андрей Павленко
Андрей Павленкоhttp://pridnestrovie-daily.net
Родился в Тирасполе в 1993 году в семье с украинскими корнями. В детстве жил в городе Шахты Ростовской области, потом родители приняли решение вернуться в Приднестровье. Окончил филологический факультет ПГУ им. Т. Г. Шевченко. Работал преподавателем литературы и английского языка в учебных заведениях республики. В 2013 году начал работать в газете «Приднестровье». Спортивный обозреватель, ведущий футбольной колонки, также является автором путевых заметок о жизни в Приднестровье и за его пределами, социальных очерков, критических эссе, участвовал в краеведческом проекте газеты «Милая малая родина». Публикуется в приднестровских и зарубежных литературных изданиях, в свободное время изучает метамодерн и метод магического реализма. В газете ведет литературную рубрику, а также проект «Это наша с тобой биография», который рассказывает о жизни в Приднестровье в разные годы

«Займись тем, что тебе нравится, и ты не будешь работать ни дня в своей жизни». Вроде бы, сказал Конфуций – проверять не буду, однако сейчас часто грешат ложным приписыванием фраз известным людям, которые их не говорили. В любом случае, эта мысль стала катализатором для человеческого развития вообще. От собирательства и земледелия к паровым машинам, а затем и к веб-дизайну человек искал хобби и, как рыба, проверял, где глубже.


У многих из тех, кто вырос в девяностые, перед глазами была такая картина: родители приходят домой уставшие и злые. Мало кому работа приносила удовольствие, когда первичные вопросы о том, чем ужинать, превалировали. Именно поэтому представители следующего, «пограничного», поколения, вызубрив жизненную грамматику, стремятся закрыть тылы, чтобы не трястись от мыслей о том, где достать мешок лука и мешок картошки. Тогда за палку колбасы на птичьем рынке продавались антикварные часы или редкие пластинки, потому я не думаю, что стоит тосковать по тем временам. Тогда палка колбасы была дороже живой мысли, и это простительно: пустое брюхо к ученью глухо.

В своих статьях я отстаиваю принцип, что «раньше не было лучше». Раньше было просто иначе. И вот нынешнее молодое поколение «зумеров» (термин, применяемый в мире для людей, родившихся с 1997 по 2012 годы) следует Конфуцию. Правда, есть два варианта поведения: либо работа действительно выбирается «по кайфу», а деньги отходят на второй план, либо труд перестает восприниматься как работа, и человек занимается им «на автомате». Это чревато индифферентным отношением к жизни в целом, такой стиль нравится тем, кто ездит на заработки. Они, как и люди солидного возраста, живут кальками прошлого, но если ветеранам это простительно, то молодым – нет.

Мы много говорим о профессиях будущего и чаще всего приводим в пример мехатроников. Действительно, знаковая специальность, через лет пять они будут более востребованы, чем программисты. Дело в том, что рабочий труд интеллектуализируется. Моя бабушка, работая мастером на «Тиротексе», в начале 2000-х легко осваивала программы на новых станках и при этом шарахалась от компьютера. В новых реалиях промышленность целиком и полностью зависит от компьютерного управления и искусственного интеллекта. Уверен, что совсем скоро это коснется и строительства, и сельского хозяйства. Да и в сфере услуг как-то «подшаманят».

Я не сторонник популярных в 1990-е конспирологических теорий на тему «восстания машин». Предсказанные Карелом Чапеком роботы будут не «искусственными людьми», не нашей заменой, а своеобразным плугом, изобретенным для собственных нужд. К слову, о плуге. Недавно узнал, что некоторые фермеры в Приднестровье обрабатывают землю по технологии «No-Till» (без пахоты). Урожай выходит незначительно меньше, зато гумус сохраняется – будущим поколениям тоже нужны плодородные почвы! К чему это я? К тому, что сейчас, чтобы получать хороший урожай, вовсе не обязательно уметь пользоваться плугом. У нас другие, новые инструменты (а следовательно – нам нужны другие, новые учебники, схемы, стратегии и т.д.).

Единственное, за что можно опасаться, – это культура. Искусственный интеллект уже давно доказал, что прекрасно может справляться с сочинением стихов и составлением свадебных букетов, а еще – обыгрывать в шахматы гроссмейстеров. И это только вершина айсберга. Казалось бы, полная автоматизация и интеллектуализация промышленности освобождает человека от рутинной работы и позволяет ему подумать о духовной пище несколько больше времени, нежели пять минут перед сном. Не тут-то было.

В январе 2021 года компания OpenAI разработала новую нейронную сеть DALL·E, которая умеет переводить текст в изображение. Это гораздо больше напоминает реального художника: формулируешь задание, а нейросеть пишет картину. Будьте уверены, что отличий между работами человека и компьютера вы не найдете.

Конфуций, если он действительно говорил ту самую фразу, все равно в менее завидном положении, нежели современные умы. Они знают несколько больше китайского философа: теперь важно, чтобы человек не разучился хотеть. Я уверен, что через лет 15-20 завод сможет обходиться дюжиной инженеров-мехатроников, следящих за процессом. Всем остальным же потребуется искать себя: продукции будет в избытке – недавняя фейковая истерия с солью продемонстрировала, как комично бояться дефицита в 2022 году. А вот идея сама по себе станет весьма дефицитным товаром. И где тот гумус, где тот интеллектуальный чернозем? Возможно, людям будущего придется заново придумывать плуг и даже велосипед – просто… для развлечения. Да-да, людям будущего будет скучно, намного более скучно, нежели средневековым пращурам, которые всю жизнь не высовывали носа из своей деревни и только и знали, что прыгать через костер и купаться в реке. Здесь-то и таится главная опасность: когда развлечение подменяет собой культуру, получается диковатый гибрид Тараса Шевченко и Гарри Поттера. Гибриды хороши для сельскохозяйственных культур, но не для культуры как таковой.


Андрей ПАВЛЕНКО.

Предыдущая статьяРазговор по душам
Следующая статьяБотанические страсти

Другие статьи

Новые статьи