34.9 C
Тирасполь
Понедельник, 8 августа, 2022

Это было как вчера

Популярное за неделю

Хорошо помню 16 августа 1989 года, когда на общем собрании коллектива Бендерского машиностроительного завода, где я работал начальником коммерческого отдела, меня избрали командиром рабочего отряда. Тогда забастовки прокатились по всему Приднестровью. Началось круглосуточное патрулирование территории завода и города. Были выставлены круглосуточные посты. Дежурили на Кишиневском направлении, где тогда уже руководство города распорядилось установить блоки. Обстановка напряженная, слышались одиночные выстрелы.


17 марта 1992 года указом Президента И. Смирнова было создано народное ополчение ПМР, и я стал командиром отряда Бендерского машиностроительного завода. А в июне указом министра обороны республики был назначен командиром 204-го мотострелкового батальона, в который вошли три роты из БМЗ и одна рота из ремонтного завода. Всего более четырехсот человек.

19 июня 1992 года моя семья получила от завода комнату в общежитии и на следующий день должна была в нее въезжать. Я находился на работе, а жена заканчивала красить окна. Весь день периодически раздавались одиночные выстрелы, на которые никто уже не обращал внимания. Привыкли. В 5 часов ушли с работы домой. А вот когда началась интенсивная стрельба, стали возвращаться. В первую ночь, с 19-го на 20-е, на заводе нас было человек пятьдесят. Часов в 11 ночи мы, ополченцы БМЗ, получили от гвардии первые 26 автоматов. Директором завода тогда был Виктор Иванович Яровой. Телефонная связь не работала, со штабом обороны, который находился в горисполкоме, связаться невозможно было несколько дней. Пришлось формировать при батальоне штаб, взводы разведки и связи.

Я сам в прошлом морской офицер, и сухопутная война – это не моя стезя. Но большую помощь оказали офицеры и прапорщики из числа рабочих завода, которые раньше прошли Афганистан, а тогда входили в ополчение. Им большое спасибо!

Когда гвардия покинула казармы (там сейчас «Бендерытеплоэнерго»), их заняли войска Молдовы, и нашему батальону пришлось их оттуда выбивать. Рядом с заводом находилось профтехучилище, там засел снайпер, который подстрелил одного из наших – это был первый раненый. К сожалению, от полученной раны он впоследствии скончался. В батальоне в боевых столкновениях погиб один человек, из работников завода были убиты шестеро (сейчас их фотографии размещены на заводской галерее), пятеро ранены.

Потом началось постепенное вытеснение опоновцев с территории бывших казарм гвардии и из туберкулезной больницы Протягайловки. Началась затяжная окопная война. После проведения одной из операций к нам на пост пришел бывший директор птицефабрики Леонид Семенович Блики и сообщил о том, что противник просится на переговоры. Это было где-то ближе к 1 июля. Мы сели в мою машину и отправились в штаб, который находился в горисполкоме. Мне дали команду сформировать делегацию в количестве 10 человек. Собрались в красном уголке животноводческой фермы совхоза «Дружба» Протягайловки. Была договоренность приехать без оружия. При себе у нас, конечно, его не было, оставили в машине. Мы хорошо подготовились к встрече, опрятно выглядели (хотелось произвести впечатление). Даже сигареты с фильтром припасли! А они приехали заросшие, в грязном камуфляже.

С нашей стороны присутствовал представитель А. Лебедя, полковник, танкист. Фамилии, к сожалению, не вспомню, только имя – Петр. Он был наблюдателем. Первые тридцать минут переговоры проходили на повышенных тонах, потом начался конструктивный диалог… После этого у нас в батальоне не было ни одного убитого, ни одного раненого.

Через три дня состоялась еще одна встреча, после которой по взаимному соглашению начали выставлять совместные посты на нейтральной полосе в полях за пределами Протягайловки. А дней через десять-двенадцать молдавская сторона предложила провести еще одну встречу. Уже на птицефабрике, которая была полностью под контролем Молдовы. Наша делегация состояла из десяти человек. Встретил нас капитан полиции, в руках у которого был пулемет Калашникова. С ними были представители министерства обороны Молдовы, руководство бригады, глава Ново-Аненского района и другие. Обговаривали вопрос сбора урожая и нашими людьми, и их, так как это была уже середина июля. И уже на следующий день в поле вышли комбайны. Стрельбы не было, комбайнерам была гарантирована безопасность.

Позже была еще одна встреча, уже мы пригласили их представителей с ответным визитом на завод БМЗ. Это было где-то 20 июля. Капитан, который встречал нас прежде с пулеметом в руках, и еще один уже знакомый мне представитель Молдовы попросили разрешения посмотреть Бендеры, так как они были там еще в довоенное время. Я посадил их в свою машину, проехались по городу, и они были в шоке от увиденного… Бендеры было не узнать. Уличные бои сделали свое дело.

Война закончилась для нас, когда вошли миротворцы. В 6 часов вечера 29-го июля мы собрались в штабе города, кудапришли командиры-россияне, офицеры-миротворцы. Некоторых из них защитники Бендер узнали – с ними учились когда-то в военных училищах, потом вместе служили, прошли Афганистан… И вот где встретились! 1 августа мы сдали оружие, начиналась гражданская жизнь.

Будла. Фото из открытых источников.
Предыдущая статьяПоследние штрихи
Следующая статьяОдним абзацем

Другие статьи

Новые статьи