22.3 C
Тирасполь

Это не стереть из памяти…

Популярное за неделю

19 июня 1992 года. Пятница. По воспоминаниям бендерчанина Вадима Бузияна, день, завершавший трудовую неделю, выдался солнечным и теплым. Маленькая стрелка на часах была между четырьмя и пятью, большая приближалась к восьми. Внезапно обыденную суету небольшого южного городка пронзили выстрелы.


«Мне был 21 год. Я нес службу в СВПЧ-2, в третьем карауле. В то время мы находились в Протягайловке, проверяли пожарные гидранты. Закончили работу и стали отъезжать от места. Позади нас уже шли молдавские БТРы. Только мы въехали в город, началась перестрелка, – вспомнил начало трагических событий в Бендерах Вадим Борисович. – Нас вызвали: горели вагоны на станции «Бендеры-2». Мы попали под обстрел на мосту через железную дорогу. Тогда я впервые услышал звуки от пуль, попавших в машину. Зашли во двор. В нем собралось очень много людей. Был еще полный дом, человек 30. Все лежали на полу. Помню, подъехал военный КамАЗ, в кузове миномет. Грузовик встал возле двора, из миномета вели огонь по центру города. Дом этот весь, казалось, прыгал. Женщины плакали, мы их успокаивали… Это длилось до утра».

«Для меня самое страшное, – продолжил Вадим Борисович, – это человеческие жертвы: когда идешь по городу, и лежат и гражданские, и военные – полицейские и гвардейцы. Утром 20-го, когда мы возвращались, очень много было погибших».

В памяти Вадима Борисовича события 29 июня 1992-го. Днем получили сигнал, что горит Бендерский маслоэкстракционный завод. Пожарный расчет – шесть человек – сразу выехал. Пути к очагу возгорания были заблокированы поваленными деревьями. Свернули на другую дорогу, не ведая, что впереди.

«Мы попали под обстрел опоновцев. Они стреляли прямо по нам. Начали выпрыгивать: впереди, в разные стороны, – водитель и начкар (начальник караула). Позади мы – Игорь Жильцов, Игорь Журавский, Игорь Чечельницкий и я – стали выбираться из машины, но командир нашего отделения Чечельницкий, – боль до сих пор в глазах Вадима Борисовича, – выбраться не смог».

Тогда сержант внутренней службы Бузиян не сразу понял, что его товарищ погиб. Укрываясь от пуль, он изо всех сил старался вытащить его из машины.

«Я его тормошил, просил: «Игорь, выпрыгивай!». Вижу – попадание в голову. Я сполз вниз, выпрыгнул слева. Подполз под машину. Тут в нашу машину выстрелили из гранатомета. Удар – и машина чуть покатилась. Я отполз от нее. Началось воспламенение», – рассказал участник событий.

И через три десятка лет Вадим Борисович не скрывает, что наблюдал происходящее со слезами на глазах. Рядом – раненные вражескими пулями коллеги, впереди – опоновцы на боевой технике. Связи с пожарной частью нет, а автомобиль, в котором остался его друг, горит. Что Игорь Чечельницкий еще жив, верил до последнего.

Спустя некоторое время трем пожарным удалось спрятаться в парниках. Укрыться от молдавских силовиков было нелегко: на любой шум они открывали огонь на поражение.

«Всю ночь мы провели во дворе, в парнике. Под утро я выполз. Вижу: впереди блоки, опоновцы. Перелез забор, стал аккуратно пробираться дальше, и где-то через три двора нашел телефон в доме, позвонил в пожарную часть. Поднял трубку Славик Чечельницкий, родной младший брат Игоря. Я впопыхах объяснил, что случилось, сказал, что Игорь погиб, – продолжил разговор Вадим Борисович. – Спустя время подъехали гвардейцы на рафике. Опоновцы отступили. Мы открыли нашу машину. Почти ничего не осталось от Чечельницкого… Переложили его на носилки, накрыли и отвезли в часть».

С того военного лета прошло уже 30 лет.

«Меня до сих пор это мучает… (что Игоря Чечельницкого не спасли. – Прим. ред.) Он сел на мое место! – эта мысль и сегодня не дает покоя Вадиму Борисовичу. – Когда мы садились на выезд, я – второй номер, он – первый. Первый садится слева, второй – справа. Третий и четвертый – посередине. На место Игоря сел другой боец. Тогда Игорь обошел машину и говорит: «Вадик, двигайся». Я подвинулся, и он сел. Мы поехали… Получается, он сидел на моем месте! У меня такое чувство, что тем самым он меня спас…»

У Игоря Чечельницкого осталось двое маленьких детей – четырех и трех лет на то время.

Вадим Бузиян продолжает служить. Сегодня он заместитель начальника по боевой и физической подготовке в республиканском кадетском корпусе МВД ПМР.

Фото автора.

Дарья Беспечная.

Другие статьи

Новые статьи