24.8 C
Тирасполь

И свет, и посох, и дорога…

Популярное за неделю

Уже несколько дней подряд меня беспокоило душевное состояние моей кошки, которую словно подменили. Алиса потеряла аппетит, уже не спит на моей подушке, и даже перестала меня воспитывать.


Но в одно утро, а если быть точнее, в начале пятого, меня разбудил бархатный баритон соседского рыжего кота с интеллигентным именем Аркадий и разбойничьей мордой. И повадился он ко мне приходить каждый день, как на работу, вернее не ко мне, а к моей кисе.

И надо отдать должное его пунктуальности, потому как минута в минуту начинался сольный концерт рыжего баритона. Так что и будильник теперь мне незачем было заводить – спасибо за это Аркаше. Кстати, Аркашей его называет тетя Люся – моя соседка и хозяйка артиста. Минут тридцать сидела на подоконнике, слушала сольное выступление о том, как мучительно он страдает по своей любви. Даже прослезилась и стала упрекать Алису, что она не разглядела в нем широкую душу. С укоризной посмотрев на меня, она промурлыкала, что «все коты на свете одинаковы, и верить им нельзя». Что ж, пожалуй, она права: помнится, как в прошлом году приходил один брюнет перс, и недели две тоже пел романсы под окнами, а потом исчез, оставив Алису воспитывать в одиночку трех пушистых комочков. Правда, я ей немного помогала, а спустя пару деньков это и вовсе стало моей обязанностью.

Вдруг телефон запел по-французски, и я услышала голос моей подружки-птички, прощебетавшей о покупке платья со стразами и купальника на следующий пляжный сезон. На мой вопрос: «Почему так рано?», она прохихикала: «Он же в два раза дешевле зимой!». «А если будет мал?» – продолжила я привычно расспрашивать, но мой вопрос вызвал двухминутную паузу и взрыв хохота. А потом она произнесла: «Знаешь, я так устала быть сильной. Он снова меня бросил. Приходи ко мне сегодня. Приходи сейчас же!». До утра мы обе ревели, хохотали, болтали обо всем на свете, слушали группу «Моральный кодекс», хрустели чипсами и пили кока-колу.

Утром пошла в салон красоты, потом по магазинам, кормила голубей в парке и полдня просидела в кофейне… А вечером с Алисой на коленях смотрела французский фильм, где любовь случается вовремя и способна вернуть человека к жизни. И мне захотелось сделать себе прическу непременно как у главной героини, и поскорей прогуляться по лавандовым полям в Гоянах.

Все-таки в странное время мы живем сейчас, правда, Алиса? Строим большие дома, но живут в них небольшие семьи, где всего один ребенок. Достигли Луны и вернулись, но боимся переходить улицу по пешеходному переходу. Покоряем космические пространства, но годами не знаем, как зовут соседку по лестничной площадке. Учимся очищать воздух, но сами загрязняем себе душу. Время роста семейных доходов и роста числа разводов, коротких расстояний, одноразовых подгузников, модной морали и любви, где никто никому ничего не должен…

Тем временем Алиса пристально посмотрела на меня, и, пожалуй, этим сказала многое. А не почитать ли мне стихи на ночь, самое время для них. И я открыла томик российской поэтессы Светланы Ясновой: «…Чем измеряется житье? И что уносят наши зимы? Что здесь мое и не мое, когда зима проходит мимо? Простая истина мудра – живем, никем незаменимы. И убираем свитера, и перелистываем зимы. И длится век, и тает снег – во власти дворника и Бога. И человеку человек – и свет, и посох, и дорога…».

Зачиталась. В голове перемешались слова . Уже начало пятого утра. « Мяууууууууу!» … Я так больше не могу! Алиса, выходи уже за него замуж и не мучай Аркашу. И меня тоже…


Алевтина ЕГОРОВА.

Другие статьи

Новые статьи