25.8 C
Тирасполь

Культурные прививки от Романа и Лотаны

Популярное за неделю

Татьяна Астахова-Синхани
Татьяна Астахова-Синханиhttps://pridnestrovie-daily.net/
Сочинять люблю с детства. Сначала - истории-рассказы, в подростковом возрасте – стихи, теперь настоящие статьи для настоящей газеты. А начиналось все в Тирасполе, где мы с братом и родились, в семье добрых и начитанных родителей. Была школа, которую не любила из-за того, что не умела быть ни «подлизой», ни гибко прогибающейся под школьные не всегда нужные правила и законы, когда все должны были быть «одинаковыми». Я такой не была, хотя бы потому что оказалась левшой. Меня «переучивали». Потом был экономический факультет кишиневского университета, потому что с математикой было терпимо. Но первый же курс дал понять, что экономика не мое. И таившаяся мечта о журналистике именно тогда вырвалась наружу. Экономический брошен, я поступила на журфак в МолдГУ. Это был 1997-й год. Отличное время началось, мое настоящее студенчество. Свобода выражения, свобода выбора, интересные педагоги и интересные одногруппники. Разговоры, дискуссии, планы и амбиции. На втором курсе уже принята в штат газеты «Молодежь Молдавии». Позже печатаюсь во многих газетах Кишинева, пробую свои силы и нахожу открытые двери. Защищаю дипломную работу на тему «Театральная рецензия» на балл «10». Возвращаюсь в Тирасполь из-за «тоски по Родине», из желания быть рядом с родителями и жить у себя дома. Работаю в газете «Караван», из декрета выхожу в газету «Приднестровье», где и тружусь с удовольствием по сей день. Кишинев вспоминаю, как трамплин, подаривший уверенность в себя как в автора. Пишу обо всем, что кажется любопытным: от социальных тем до культуры. Люблю рисовать образы, портреты. Своей любимой и придуманной мной когда-то рубрикой считаю «Личное отношение». Мечтаю издать книгу. Детскую. Потому что очень люблю детей. А лучший мой материал, конечно, еще не написан. Мне есть, что сказать этому миру

Они познакомились давно. В Бендерской музыкальной школе. Роман до сих пор помнит, как впервые увидел Лотану. Она шла с мамой по коридору школы в красивом платье со скрипкой в руках. И тогда возникло ощущение от сиюминутной встречи: будто родной человек на мгновение оказался рядом.


Он был старше, оба занимались у одного педагога, но в разное время. Друг о друге знали, но не общались. Потом Роман окончил школу, поступил в институт искусств в Тирасполе, а Лотана осталась доучиваться. Уже позже ребята встретились снова. Вернее, списались. Лотана выставила в Инстаграм историю с цветами, Роман прокомментировал фото, так и стали общаться. А потом договорились встретиться. И вот уже два года не расстаются. Два года они вместе. И в жизни, и творчестве. Потому что оба – музыканты, потому что оба – скрипачи. Потому что между ними не только музыка…

…Руки Лотаны скользят по клавишам фортепиано. Роман играет на скрипке. Классическая музыка уносит слушателя вдаль. Одного – в воспоминания из прошлого, другого погружает в сюжет какого-то старинного фильма. Воображение дорисовывает картинку. Тем и хорошо настоящее искусство – что оно для всех сразу и в то же время для тебя конкретно. Что в одном и том же каждый слышит, видит, ощущает что-то свое, что-то очень личное. О личном отношении к искусству мы поговорим сегодня с моими новыми знакомыми, молодыми, красивыми и увлеченными Романом Деренжи и Лотаной Мытку.

– Роман и Лотана, расскажите, как каждый из вас пришел в профессию?

Лотана: Мои родители музыканты, и для меня с детства занятия музыкой были чем-то само собой разумеющимся. Сейчас я учусь в музыкальном лицее им. Ч. Порумбеску в Кишинёве.

Роман: В этом году я окончил обу-чение в магистратуре в Академии музыки, театра и изящных искусств в Кишиневе. Родители рассказывают, что пойти в музыкальную школу я захотел сам. А на их вопрос, на чем бы хотел играть, я твердо ответил: «На скрипке». И на уговоры родителей выбрать другой инструмент не поддавался.

– В каком возрасте началась эта любовь?

Лотана: Музыка не любовь, это среда, в которой живу с детства. Но есть любовь к выбранному мной инструменту – скрипке. Она началась с симпатии еще в 5 лет. Сейчас я могу сказать, что это самые настоящие отношения, где есть моменты абсолютной гармонии, взаимопонимания и развития, которые сменяются периодами сомнений и нежелания подходить к инструменту. И эти отношения требуют огромного труда, терпения, силы воли и умения идти на компромисс.

Роман: Музыка на меня действовала и действует совершенно волшебным образом с самого детства, сколько помню себя.

– На каких инструментах вы играете? В каких проектах успели поучаствовать?

Лотана: Кроме скрипки я играю на фортепиано. Занимаясь в музыкальной школе, часто участвовала в конкурсах, как республиканских, так и международных. Это был период привыкания к сцене, зрителям, выступлениям. Сейчас я отошла от поверхностной детской подготовки к конкурсам и концертам и больше вкладываюсь в профессиональный технический рост, медленно, но верно насыщая свою игру качеством и мастерством.

Роман: Помимо игры на скрипке я увлекаюсь игрой на гитаре, фортепиано и пою для души. А выступаю много, начиная с музыкальной школы и по сей день. Это школьные, студенческие концерты во время обучения в ПГИИ им. А.Г. Рубинштейна, концерты и фестивали с участием симфонического оркестра. А также принимал участие в нескольких музыкальных проектах молодежного оркестра Молдовы.

– Вам говорили, что вы отлично смотритесь вместе не только как пара, но и как музыканты?

Лотана: Нам не раз говорили, что мы очень похожи друг на друга, но пока не так много зрителей видели нас вдвоем как музыкантов. А идеи совместных проектов уже есть.

Роман: Вместе мы уже принимали участие в нашем молодежном оркестре при институте искусств. Но планы на совместное профессиональное будущее, конечно, есть.

– Существует страх сцены? И если да, как справляетесь с ним?

Лотана: Я очень волнуюсь перед каждым выходом на сцену, сложно держать себя в руках, но у меня есть свои методы борьбы со страхом сцены. В физическом плане я стараюсь контролировать дыхание, а морально убеждаю себя в том, что я великий скрипач, а зрители мои преданные фанаты. До этого еще, конечно, очень далеко, но эта мысль помогает мне быть спокойнее и артистичнее на сцене.

Роман: Переживаю о том, чтобы удалось донести смысл произведения, чтобы публике понравилась моя интерпретация. Для этого стараюсь играть искренне, честно, чтобы передать всю красоту музыки.

– А как вас принимала та публика, перед которой вы уже выступали?

Лотана: Я всего пару раз выступала перед заведомо дружелюбной публикой, то есть друзьями, родственниками. И, конечно, их реакция была восторженной. Но всё-таки большая часть моих выступлений – игра перед опытными педагогами и сильными конкурентами, а это намного волнительнее. Но их добрые слова лично для меня, как для еще формирующегося музыканта, являются более объективными и ценными.

Роман: Публика принимает хорошо. Или мне настолько хочется этого, что так кажется.

– Ваши родные и друзья гордятся вами как музыкантами?

Лотана: Это самые преданные фанаты. Это те люди, которые всегда в восторге от нас. Это публика, которая дает нам уверенность в себе, и даже если мы потерпели неудачу у «капризных» зрителей, друзья и родные своей благодарной реакцией дадут надежду, что еще есть смысл не продавать скрипку и повременить со сжиганием партитур.

Роман: Об этом лучше спросить их самих. Со своей стороны я искренне стараюсь не подвести ни родных, ни друзей.

– Что можете сказать о музыкальном сообществе в Приднестровье, оно достаточно сильное?

Лотана: Считаю, когда-то оно было очень сильным. Но многих ценных и талантливых музыкантов в Приднестровье больше нет. Осталось не так много тех, кто горит делом, вкладывает душу в искусство и пытается поддерживать в людях любовь к музыке. У нас есть очень талантливые дети, которых воспитывают замечательные педагоги. Но после музыкальной школы не все остаются в профессии.

Роман: Музыкальное сообщество весьма сильное. У нас большое количество профессионалов, потрясающих музыкантов, на которых нам, молодым музыкантам, можно и нужно равняться.

– Какую музыку любите? Есть ли что-то в вашем исполнении, чем гордитесь?

Лотана: Мне близка скрипичная музыка эпохи романтизма. ХIХ век был самым богатым на неподражаемой красоты творения, новые открытия в области техники скрипичного исполнения, возможности инструмента, виртуозности и музыкальности. Музыка таких композиторов, как Венявский, Сен-Санс, Сарасате, Вьетан, Крейслер, полна эмоциональности, душевных интонаций, яркости. Она воодушевляет и доставляет эстетическое наслаждение. Такое отношение к музыке мне привили мои учителя: Ирина Попова, Нина Трифонова, Лариса Тигля, Ирина Лупан, Светлана Гаврильченко.

Роман: Произведений, которые трогают до глубины души, много. Не могу сказать, что горжусь какими-то своими работами, всегда есть что-то, что можно было бы сделать лучше, сыграть интереснее.

– Как считаете, что нужно, чтобы классическую музыку сделать популярной сегодня среди молодежи? В мире к этому уже пришли и решают вопрос интересной «упаковкой» как самих музыкантов, так и номеров.

Лотана: Считаю, неприемлемо продвигать классическую музыку способом «упаковки». Подстраивать сокровище истории человечества под нынешнюю молодежь. Я бы, наоборот, засекретила эту сферу, это стало бы чем-то вроде масонского ордена, но только в области музыки. Настоящие ценители найдут ключ к этому богатству, а для остальных за счет таинственности такая музыка станет более притягательной.

Роман: Лирическое отступление: когда родителям в загсе выдавали мое свидетельство о рождении, а я был на руках у отца, фоном играла «Третья песня Эллен» Франца Шуберта, более известная как «Ave Maria» в исполнении Робертино Лоретти. Я знаю это, потому что торжественный момент был запечатлен на видео. Также на протяжении всего нашего с сестрой детства в семье очень часто звучала классика. Хотя родители трудятся не в сфере искусства, но очень его любят и всячески старались привить эту любовь и нам. И вот сестра окончила ЧУПО «Столичный профессиональный колледж» в Москве и сейчас является актрисой драматического театра «Колесо» им. Г. Дроздова в Тольятти. Я стал музыкантом. Исходя из этого смею предположить: чтобы классическую музыку, и не только музыку, сделать популярной среди молодежи, этой молодежи нужно с младенчества делать «культурные прививки».

– Каким вы оба видите профессиональное будущее?

Лотана: Как и любой артист, мечтаю добиться признания. Хочется быть частью престижных оркестров. А потом попробовать себя в преподавании. Не знаю, есть ли у меня талант к этому, но была бы счастлива, если удастся, вырастить поколение известных на весь мир скрипачей.

Роман: Хочется находиться в эпицентре мировых культурных музыкальных событий и принимать в них непосредственное участие. Об этом мечтаю и к этому стремлюсь.


Татьяна Астахова-Синхани.

Другие статьи

Новые статьи