25.8 C
Тирасполь

Милитаризм погубил гуманизм

Популярное за неделю

Май для Приднестровья начался скорбно. «Праздничные дни для молодой республики были омрачены безвременной кончиной славного сына приднестровского народа Николая Ивановича Остапенко», – писала «Днестровская правда». «Погиб за республику» – такие строки печатали местные газеты буквально каждый день. «Короткой, как миг, оказалась жизнь Ярослава Власова. Он только вышел из юности и сразу пошел на войну. В двадцать лет он сделал осознанный выбор и встал в ряды защитников Приднестровья».


В зарубежной прессе продолжали выходить репортажи из Приднестровья. «По дороге на Григориополь мы посадили в свой «рафик» голосовавшую у обочины почти слепую старуху, – писал в своей зарисовке «Пейзаж на фоне битвы» для «Литературной газеты» наш земляк Ефим Бершин. – Старуха все время о чем-то причитала на полумолдавском-полурусском языке. Восклицая через слово «Где ты, Господи?!», Екатерина Григорьевна – так ее звали – нещадно ругала Ельцина, который не хочет их защитить. Объяснить ей, что он президент другого государства, было невозможно. Становилось ясно, что для многих людей раскол Союза так и не состоялся. Психологически они не сумели переступить ту грань, которую переступили высокие руководители в Беловежской пуще, и в душе своей продолжают жить в едином государстве».

Многие обрушились с критикой на командующего 14-й армией генерала Юрия Неткачева. В российской газете «День» капитан Владислав Шурыгин написал статью «Командарм Неткачев – позор России». По его мнению, «невмешательство» 14-й армии обозначало предательство. С другой стороны, офицеры на страницах газет защищали Неткачева. «Я, например, и это не только мое мнение, нахожу неуемными нападки на нашего командующего армией генерал-майора Ю. Неткачева, – рассказывал майор В. Клесов. – Пусть каждый из тех, кто клеймит его позором, поставит себя на его место, проникнется чувством возложенной на него ответственности. Сейчас, после решения о создании в ПМР своей армии, начинают муссировать мысль о том, что генерал Ю. Неткачев «может остаться без войска», то есть что офицеры дивизии перейдут во вновь создаваемую армию. Тщетные надежды. Мятежа не будет. В нашем полку безответственных офицеров нет…».

Неткачев выжидал. Однако в Кишиневе было другое видение ситуации. Вот что писал Василе Пэкурэ в газете «Сфатул Цэрий» под заголовком «Защити нас, Господи, от таких друзей…»: «Красивые слова руководства Украины в нашу поддержку <…> абсолютно не соответствуют заявлениям другого украинца – Дмитро Корчинского – члена так называемой украинской народной самозащиты. Он заявил, что его организация намерена развернуть широкую деятельность для того, чтобы заставить Президента Украины, Верховный Совет, Правительство и министерство обороны признать Приднестровскую республику как субъект международного права».

Совершенно ясно, что в Приднестровье сходились политические интересы сразу трех постсоветских государств – России, Украины и Молдовы. При этом, по сообщениям СМИ, в Москве было создано общество молдавско-русской дружбы. Но предотвратить вооруженный конфликт это не помогло.

В российской телерадиокомпании «Останкино» также не хотели «нагнетать». 11 мая фильм «Кому нужна эта война?» был снят с эфира. 14 мая политический директор «Останкино» Игорь Малашенко сообщил, что «при доработке фильм будет показан на днях». Через пять часов фильм внезапно пустили в эфир. «Постпредство Молдовы в Москве официально отказалось участвовать в обсуждении фильма, – писали в «Коммерсанте». – Не опровергая фактов, оно нашло фильм «вредным», о чем и сообщило руководству «Останкино». Специалисты связали нерешительность руководства телерадиокомпании с нежеланием 1-го канала потерять аудиторию в Молдавии.

Председатель Верховного Совета ПМР Григорий Маракуца также пытался обратить внимание на напряжение на Днестре через «Российскую газету». «Пока Россия и другие страны Содружества не вмешиваются, это активно делает Румыния», – говорил он в интервью. «Мы поздновато оценили, что Россия должна обязательно влиять на положение русскоязычного населения в других странах, – признавал Борис Ельцин на страницах «Комсомольской правды». – Мне кажется, если в Приднестровье хотят самостоятельности, это дело самого народа».

«Здесь, на Днестре, как бы одновременно четыре войны, – писал в газете «День» Александр Проханов. – Первая мировая – казаки, Георгиевские кресты, пластуны, русская идея, сестры милосердия. Гражданская – ополченцы, налеты и стычки без линии фронта, вражда между своими, брат стреляет в брата, нелепые самодельные броневики и пищали. Великая Отечественная – старые фронтовики, призрак агрессивной Великой Румынии, страх перед оккупацией, всенародное сопротивление. Афганская война – «бронежилеты», заставы, «бэтээры», изрезанные на куски пленные, вероломство, бесшабашность, стоицизм».

Многие просветители и культурные деятели Молдовы, Украины, России в один голос призывали к миру на Днестре. Но, как это часто бывает, оружие и отдельно милитаристски настроенные медийные личности «перевесили».


Валентина ОБРУЧКОВА, заведующая музеем истории села Парканы.

Другие статьи

Новые статьи