27 C
Тирасполь

Не имеем права забывать

Популярное за неделю

Я пришла в гости к ветерану Великой Отечественной войны накануне Дня Победы. Напротив меня в кресле сидела женщина лет 75, и ей никак нельзя было дать ее 95. На столике стояли пузатенькие чашки с чаем и большая коробка конфет. Хозяйка улыбнулась и начала рассказ. Грамотный, увлекательный, честный, но очень непростой. Рассказ о своей жизни и о войне, Великой Отечественной войне. Этот рассказ – огромная ценность для будущих поколений. Он о войне глазами очевидца. О подвигах, о патриотизме, о взаимовыручке. Обо всем том, о чем мы просто не имеем права забывать сегодня. Никогда.


Вера Губарева родилась 26 октября 1926 года в Харьковской области в поселке Великий Бурлук. В семье было 5 детей. Отец работал судьей, его часто переводили из одного района в другой, потому дети учились в школе то с русским, то с украинским языком обучения. Это было легко: в семье говорили на обоих языках. В 9-м классе Веру назначили секретарем комсомольской организации школы. Летом ее с двумя подругами отправили пионервожатыми в лагерь села Андреевка. И вот-вот должны были объявить открытие первой смены, но никто в лагерь не заезжал. Тогда старший пионервожатый поехал в район, узнать, в чем дело. Вернулся и сообщил: началась война с Германией.

Утром 23 июня выездной военкомат объявил призыв из запаса красноармейцев. На улице стояли крик женщин и плач детей. На фронт уходили по 5-10 мужчин из каждой семьи. Из семьи Веры ушло 8, среди них и отец девушки. Комсомольцев, в числе которых была и сама Вера, собрали и каждому дали задание. С другими рыла окопы вокруг района, ухаживала за ранеными, собирала по селам для них еду. Время было тяжелое, наши войска везде отступали. Однажды в районе появилось два пограничных полка и военные двух аэродромов. Тогда взрослые стали готовить взлетные полосы в поле. Подростки набивали деревянными молоточками патроны в пулеметные ленты для пулеметов в самолетах. Это было опасно, стоило немного ошибиться, и происходил несчастный случай, отрывало кисти рук. Но все думали только о том, что их помощь нужна. Работали под постоянным обстрелом: днем враг бомбил нещадно, «мессера» летали так низко, что видно было немецких летчиков. Наши самолеты взлетали и вступали с ними в неравный бой. «Сколько наших ребят погибло у нас на глазах, – вспоминает Вера Андреевна. – Какое горе мы испытывали тогда. И как ликовали, когда сбивали фашиста». Наши летчики размещались в библиотеке. Верина мама доила корову и отправляла с молоком и приготовленной едой сына Володю – то в госпиталь, то в библиотеку.

В августе 41-го Вера с подругой Катей эвакуировались в Безымянский район в колхоз имени Буденного. По пути в военкомате города Энгельс девочки, прибавив себе по два года, написали заявление о добровольном уходе на фронт. Они работали в колхозе и уже ни на что не надеялись, как однажды получили повестки, их вызывали в Энгельс в военкомат. Обуви у девочек не было, как и транспорта, чтобы добраться до города. Отправились босыми пешком. Там с вокзала в теплушках их с другими ребятами повезли в сторону Воронежа. По пути их эшелон обстреливали и бомбили немецкие самолеты. В какой-то момент поезд остановился, и Вера с Катей увидели жуткую картину: 2 вагона сошли с рельс и горят. Повсюду трупы наших, сотни полторы. Многие падали в обморок при виде этого месива. «Мне было 16 лет тогда. Но я стала взрослее лет на сто, – говорит Вера Андреевна. – Война отняла у нас юность, а у многих – жизнь».

Подруги прибыли в запасной полк на станции Некрылово Воронежской области. Там им выдали старые гимнастерки, брюки и ботинки 42-го размера. Они прошли курс молодого бойца и через месяц приняли присягу. А еще через неделю всех новобранцев выстроили и сказали, что разберут по воинским частям и повезут на фронт. Катя ушла в связисты и вскоре погибла. А Вера с другими попала в 6-ю армию на Воронежский фронт. Она перевязывала раненых, занималась перевозкой тяжелых в фронтовые госпитали. Ее порой ждал приказ: одних выгрузить, прооперированных везти дальше. Передвигались ночью. «Приедешь в госпиталь, а там уже сотни раненых, – на глаза ветерана наворачиваются слезы. – Какой-то парень просит ногу ему поправить. Смотришь, ноги нет. А ему от силы лет 18, тебе и того меньше, как вынести все это?».

Помолчав немного, Вера Андреевна продолжает рассказ. 1942 год. Превосходство немцев было очевидным. Многие, сами того не понимая, своими разговорами сеяли панику. Самое страшное – попасть в плен. После победы в Сталинграде все изменилось. Стали приезжать на фронт артисты. Шульженко с «Синим платочком», Русланова с «Валенками». Наши ребята стали быстро продвигаться вперед. Однажды девушка получила приказ: «Вера, разведчики прибыли, грузите – и в медсанбат». Отправилась выполнять и встретила одноклассника Колю Андрющенко. Он командир роты разведчиков. Восторг от встречи: «Колька, а ведь ты был первый хулиган в классе!». И его ответ: «То было «до», а теперь я взрослый, мне скоро 20». Это была их первая и последняя встреча на фронте. Коля погиб в бою. Его мать все наделась, что вернется. У нее было семеро сыновей. На всех получила похоронки. От горя оглохла и ослепла.

И вот уже 1943 год. 3-й Украинский фронт. Все ближе Родина Веры – Великий Бурлук. Но что-то неладное происходит: то наши возьмут Харьков, то немцы снова займут город. Февраль, мороз до -30. Третьи сутки не спят медики, отовсюду свозят раненых в госпиталь, расположенный в церкви. Условия ужасные. Вера получает приказ срочно ехать в Балаклею за ранеными, так как город под угрозой захвата немцами. Уже на подступах к городу Вере кто-то кричит: «Куда тебя черти несут? Там же немцы!». Но у нее приказ. У нее 70 санитарных повозок. Подъезжают к Балаклее, а прямо на них идут вражеские танки. В подчинении Веры бывалые бойцы, все старше 50 лет, они тогда и спасли жизнь девушке и себе. Мастерством и храбростью. После будет город Купянск. Госпиталь. Раненых сотни. Потом наши возьмут Харьков, Изюм… 23 февраля 1943 года объявят, что теперь в Красной Армии введены погоны и офицерские звания. В этот же день у Веры случится еще одно радостное событие: к ней в часть придет ее брат Андрей и 8 одноклассников. Все они воевали в партизанском отряде, потому встреча будет короткой. Тогда Вера, конечно, не могла знать, что видела своего брата в последний раз – он погиб 5 мая 1945 года, в свои неполных 20 лет.

Вскоре командир отпустил Веру побывать дома. Идти нужно было 45 км. Сухой паек на три дня, санитарная сумка и автомат через плечо. Идти тяжело, снег под ногами. Но дошла в срок. Дома своего девушка не нашла. Он сгорел, мама с младшим братом и сестрой жили у знакомых. Когда встретились, много было слез радости. Рассказов. И боли. Брата Володю повесили немцы в 1942 году. Он был разведчиком, его с товарищами кто-то выдал. Немцы повесили их в парке перед школой. Когда мама узнала, то неделю лежала без памяти. Погибли мамин брат Даниил, сестра Клавдия. Мама Веры в 38 лет стала совсем седой. Так, побыв дома денек, через сутки девушка вернулась в часть.

И снова служба. Полтава, Днепропетровск, Каменец-Подольск, Черновцы, а оттуда, минуя Бельцы, уже территория Молдавии. Дубоссары, Григориополь, Шипка. Здесь взвод Веры перевозил раненых в Тирасполь в госпиталь, который находился в школе в районе нынешнего драмтеатра. 14 апреля 1944 года ее с сослуживцами подняли по тревоге и приказали своим ходом двигаться в Одессу. Потом был белорусский Ковель и жестокие бои за него. И вот уже знаменитые белорусские партизанские леса. Впереди Брест. Здесь Вера попала в засаду бандеровцев, если бы не пехота, говорит, не было бы ее в живых. Видела девушка, как восстанавливают наши пограничники пограничный столб. Радость и гордость – последний клочок нашей земли освобожден, настоящая Победа.

Дальше – Польша. Немцы огрызались сильно. «Было это под Варшавой, после боя я поехала собирать раненых, – вспоминает моя собеседница. – Подошла к одному, а он тяжело ранен в живот, но уже перевязан. Я его еще перевязала, прежняя повязка вся в крови уже была. Собрала все его вещи в полевую сумку и взглянула в удостоверение – майор Молодоженов Андрей Иванович. Мой отец. Я его не узнала. Он без памяти, но жив. Отправили его в медсанбат, оттуда в госпиталь Люблина, а потом в Новочеркасск, где он, будучи командиром батальона, и умер 1 апреля 1945 года в свои 39 лет».

В Люблине был еще случай, о котором не может забыть Вера Андреевна. Появились там однажды люди в гражданской и военной одежде, говорили на разных языках. Оказалось, это международная комиссия по расследованию зверств фашизма. Тогда Вера увидела то, чего не видела прежде: сложенные штабелями тела мертвых, сараи с обувью разных размеров. Это был лагерь смерти «Майданек». И вот Германия. Очередной приказ. Вера собирает раненых, и вдруг над ее головой автоматная очередь. Девушка падает на землю. Подползает ближе, смотрит, а это раненый немец стрелял. Выбила она у немца автомат и, оказав медицинскую помощь, отправила под охраной в специальный госпиталь. Так велел и приказ Верховного командования.

8-я гвардейская шла уверенно вперед на Берлин. Уже почти взяли город, а фашисты все сопротивлялись. Круглые сутки шли бои. Когда Вера ездила за ранеными, на всякий случай со всеми прощалась. «Умереть в конце войны так не хотелось, – говорит Вера Андреевна. – Хотелось дожить до Победы и увидеть мир свободным и счастливым. Какая радость была 9 мая 1945 года, салютовали Победе так, что земля дрожала».

За время войны Вера Андреевна была однажды легко ранена и дважды получила контузию. Сколько страданий, смертей, боли пришлось повидать, говорит, все это перед глазами и сейчас. Уволившись из армии в августе 1945 года, приехала домой, в ноябре была направлена в город Галич секретарем горкома комсомола. Но и здесь не ждал ее покой. Бандеровцы уничтожали активистов, членов партии, учителей, врачей. Целыми семьями уничтожали. Но и теперь Вере Андреевне суждено было уцелеть. В Галиче она встретила свою любовь – фронтовика, скромного, но вместе с тем удостоенного за храбрость ордена Красной Звезды, медалей «За отвагу», «За боевые заслуги». В день рождения Веры молодые поженились. Офицеров тогда часто переводили из одной части в другую. Супруги Губаревы исколесили полстраны, а в 1962 году были отправлены на службу в Германию. В 1971-м по замене прибыли в Тирасполь. Воспитали сына и дочь. Не пропускали ни одного парада, посвященного 9 Мая. День Победы Вера Андреевна – тогда и теперь – считает главным праздником. И становится строгой, когда говорит о тех, кто пытается исказить, перекроить историю: «Я оптимистка, верю в то, что разум победит безумие, так же, как мы победили фашизм 77 лет назад».


Мила ИВАНОВА.

Предыдущая статьяБессмертный полк
Следующая статьяВойна в истории семьи священника

Другие статьи

Новые статьи