33.9 C
Тирасполь

Русланчик, Олежка

Популярное за неделю

Всю бессонную ночь простояла София у темного окна, наблюдая, как тяжелые холодные капли дождя стучали по подоконнику, а набежавший осенний ветер срывал и нес по улице кленовые листья. Она чувство­вала себя как никогда одинокой и с нетерпением ждала наступления утра, а вместе
с ним и рабочего дня. Ночь заставляла думать о многом.


-Но так ли я одинока? – спрашивала себя София. – Есть сын. Но где он сейчас, что с ним?

София приехала в Тирасполь из Гагаузии и поступила учиться в техникум на кондитера. В семнадцать лет она была еще глупой и доверчивой. Узнав о беременности, всячески скрывала ее от родных. Она не собиралась рожать, но уже было поздно. В роддоме одна женщина из палаты и посоветовала отказаться от ребенка.

– Ты не первая и не последняя, – советовала она, – тебе только спасибо скажут те, кто хочет детей, а Бог не дал.

В голову лезли разные мысли, которые заканчивались одним: как бы увидеть сына. Она, как волчица, шла по следу: сначала разыскала соседку по палате, по­том – медсестру из отделения. От них и от одного чиновника узнала, что произошло с мальчиком после выписки из роддома. Спустя месяц отыскала адрес семьи, взявшей на воспитание ее Русланчика.

О многом передумала София, прежде чем открыть калитку во двор дома, где жили прием­ные родители. Желание увидеть сына, вернуть стало целью ее жизни.

В рабочем поселке по другую сторону железной дороги, протянув­шейся вдоль всего города, домов было много. Похожие друг на друга, одноэтажные с верандой, они строились в одно время и по типовому проекту. И все же дом, в который пришла Со­фия, несколько выделялся: выкрашенный в розовый цвет, с темно-красной крышей и сосной во дворе, он словно был перенесен сюда из старой детской сказки. Хотелось верить, что в нем живут добрые люди. Тем не менее София готовилась к непростому разговору. И не ошиблась.

Встретивший ее мужчина, лет тридцати, не больше, сухо спросил:

– Слушаю вас, чем могу быть полезен?

– Извините, но нам надо серьезно поговорить, – взволнованно произнесла София. – Так вышло, что я пришла к вам, чтобы…

Она стала заметно нервничать, сбиваться…

– Может быть, вы ошиблись адресом и вам нужен кто-то другой? – уже более приветливо спросил ее незнакомец.

– Нет, все правильно, я знаю, куда и к кому пришла, – отвечала она. – Я… я к Русланчику… Я его мать. Я знаю, что мой мальчик у вас, вы два года назад взяли его из роддома. Я хочу его видеть, – как заведенная говорила София.

– Вы что-то путаете, – удивленно ответил мужчина, направляясь к калитке и увлекая за собой нежданную гостью. – Вы явно ошиблись адресом. Мы живем здесь недавно, переехали из Укра­ины, а сын у нас действительно есть, и зовут его Олежиком …

Приоткрылась дверь, и раздался женский голос:

– Коля, что случилось, сколько можно ждать? Олежка капризничает.

– Понял, – виновато произнес Николай и еще бы­стрее направился к калитке.

Ничем не могу помочь, де­вушка. Вы ошиблись. Мне пора к ребенку.

Софию после такой встречи обуревали сомнения, и вскоре она снова пришла к дому. Поворачивая на уже знакомую ули­цу, встретила машину «скорой помощи», которая, как показалось, отъезжала от дома Николая.

– Неужели что-то случилось? Может, с сыном? – подумала она и ускорила шаг. Николай первым заметил ее и, не желая впускать во двор, вышел на улицу.

– Это к вам приезжали? – встревоженно спросила София. – Что-то с мальчиком?

– Нет, – ответил Николай, – с сыном, слава Богу, все в порядке. С женой плохо: давление резко подскочило. Зачем вы опять сюда пришли? Я же вам в прошлый раз говорил, что не в те двери стучитесь…

– В те. Я не ошибаюсь, – ответила гостья. – Все перепроверила.

– Вы понимаете, что мне сейчас не до разговора с вами? – как будто оправдываясь, произнес Николай. – У меня больна жена. Предлагаю встретиться завтра и не здесь. Итак, завтра в это же время жду у супермаркета, – прозвучало от него приказом. – А может, тебе деньги нужны? Скажи сколько, я дам. Только отстань от нас раз и навсегда. Я не хочу, чтобы узнала жена.

– Нет-нет, вы меня не поняли, дело не в деньгах, и шантажи­ровать вас не собираюсь,

– возразила София.

На следующий день встреча с Николаем не состоялась. В назначен­ный час он так и не пришел. Не дождавшись, София вновь на­правилась по знакомому адресу.

– Правильно ли я делаю? – рас­суждала она. – Может, повременить, ведь прошлый приезд «скорой помощи» наверняка был связан с моим приходом.

София решила сделать паузу. А вот Николай вел себя иначе: за один вечер были наскоро собраны вещи, домашний скарб, и семья переезжала на новое место жительства.

– Если кто будет интересоваться, скажите, что уехали на роди­ну, навсегда, – бросил на прощание хозяйке Николай. При этом добавил: – Не хочется покидать вас, но обстоятельства заставляют. Может, ког­да и встретимся…

Эти слова хозяйка запомнила хорошо. Она дословно передала их Софии.

– Думаю, все-таки это связано с его бизнесом, – делилась догадками пожилая женщина. – Он машины из-за границы для продажи гонял, а это дело непростое, опасное. В последнее время он много курил, переживал. А может, он деньги тебе должен? Мне жаль, что они уехали, хорошо с ними было.

– А куда уехали, не знаете? – спросила София.

– Не то в Рязань, не то в Казань, – ответила хозяйка.

– Так это же Россия, – произнесла София. – А он говорил, что из Укра­ины…

Расстроенная София покидала дом, еще больше почувствовав себя несчастной и одинокой. В ее жизни нужны были перемены, и она уже ре­шила, что надо уезжать. Куда-нибудь.

Хорошо там, где нас нет. Многие в этом убеждались не раз, и София не стала исключением: в Москве пробыла три года, не прижилась. Вернулась в Тирасполь. Быв­шая сокурсница пригласила на работу. Уборщица, работающая в офисе, показалась Софии знакомой. Однажды тетя Надя, так звали женщину, первой спросила у Софии:

– А ты раньше, лет так пять-шесть назад, не бывала на улице Строителей? Мне знакомо твое лицо… Правда, изменилась ты, повзрослела.

Женщины вспомнили и розовый дом с сосной во дворе, и молодых квартирантов с маленьким сынишкой…

– А я почему-то считала, что ты из нотариальной конторы, – разоткровенничалась старая знакомая. – Мне Николай что-то вроде говорил. Кстати, ты в курсе, что у них горе?

София застыла.

– Жена у него умерла. Гипертоником была, часто на сердце жаловалась, но, чтобы так вмиг… Скоро год будет. А почему они от меня съехали – отдельная история. И меня просил всем говорить, что на родину уезжает. И тебе, помнишь, я так сказала. А на самом деле через несколько месяцев вернулись. Он, кстати, о тебе расспрашивал: приходила ли еще? Признавайся, кем ты ему доводишься?!

София заметно расстроилась, а тетя Надя не могла понять, почему женщина забеспокоилась о мальчонке.

– И не Русланчиком зовут его сына, – поправила она Софию. – Я заметила, не первый раз его почему-то так называешь. Олег он, в первый класс уже пошел. А от меня они уехали весной. Живут в новых домах на Балке, где-то в районе конечной второго троллейбуса. Квартиру там Николай купил.

Уже на следующий день после работы София спешила на Балку. В ее душе поселилась надежда, что она обязательно, если не сегодня, то завтра, встретится с Николаем и сыном.


Александр ДОБРОВ.

Предыдущая статьяГде сейчас цветет лаванда
Следующая статьяРазговор по душам

Другие статьи

Новые статьи