19.9 C
Тирасполь

С чистого листа

Популярное за неделю

Первый Приднестровский телеканал отмечает 30-летие. Сегодня это мощное СМИ, по технической оснащенности и профессиональному уровню коллектива не уступающее иностранным телекомпаниям. А ведь начиналось всё, что называется, с чистого листа.


«Говорят, что начинать с «чистого листа» легко. Мол, что хочешь, то и делаешь. Нет. В то время ни у кого из нас не было никакого представления об этом. В Приднестровье не было телевидения. Не было специалистов. Журналисты работали, но это преимущественно газетчики, у них своя специфика. Радио, правда, к тому времени уже работало. А телевидение – особая ипостась», – делится воспоминаниями главный редактор ТВ ПМР (так тогда звался Первый Приднестровский) с 2000 по 2005 годы Валентина Рыкованова.

Она была и одной из первых журналистов телеканала. Пришла стажироваться в конце 1992 года, с начала следующего зачислена в штат. «Мне было тогда под 40. С одной стороны, работать плохо нельзя. С другой – ведь ничего не знала. Поэтому ходила, смотрела, пристраивалась. То, что мы тогда за месяц постигали, сегодня можно за 20 минут осуществить. В Интернете «щелкнул» – и вперед!

Когда я пришла, мне было страшно. Но я на все закрывала глаза и говорила: «Хочу и могу. Могу и хочу». И получалось», – рассказывает моя собеседница. Работала она тогда под началом первого главного редактора ТВ ПМР Людмилы Шульги. «Я потом уже начала понимать, через что ей тогда пришлось пройти. Я знаю, что когда телевидение только вышло в эфир, Людмила Васильевна три дня одна работала. Ходила на съемку. Сама снимала. Приходила и писала материал, потом озвучивала. Монтажер, уже, правда, был».

В былые годы, когда журналист переходил из одного средства массовой информации в другое, кроме, выражаясь по-современному, портфолио «взвешивалась» его записная книжка. Это сейчас, зайдя на нужный сайт, можно достучаться до самых верхов. Тогда это было чрезвычайно трудно. «Добывали номера телефонов у соседей, у знакомых, у знакомых знакомых. Все журналисты имели толстые блокноты с записями контактов. Когда приходили на съемку, непременно задавали вопрос, кого из потенциальных источников информации может знать респондент. Я с грустью заглядываю в свою записную книжку. Многих людей, чьи телефоны записаны, уже нет…» – с грустью говорит Валентина Николаевна.

К слову, о телефоне. Он в те времена на ТВ был один на все редакции. Стоял в коридоре. Эра мобильников еще не пришла. «Занимали очередь, чтобы созвониться с потенциальными интервьюируемыми, договориться о съемке. Бедные наши телезрители. Им вообще очень трудно было дозвониться до нас, потому что телефон почти постоянно был занят. Дозванивались самые настойчивые», – вспоминает моя собеседница.

Чего уж тогда говорить о техническом оснащении новорожденного телевидения. Если совсем коротко – пара бытовых видеомагнитофонов и столько же полупрофессиональных камер. При создании тематической передачи и документального фильма для усиления восприятия телезрителя необходимо было музыкальное сопровождение – озвучка. Этот момент сейчас воспринимается как мелочь. А тогда наложить на видеоряд и закадровый текст музыку было достаточно проблематично. «Мы первые программы озвучивали музыкой с виниловых пластинок. Ничего не было. Даже магнитофонов. Один появился позже. Кто-то свой из дома принес… Потом уже пошли разговоры: «Этого нет. Это невозможно сделать». Ничего подобного. Все возможно. Слава Богу, что мы это пережили, и хочу, чтобы наши телевизионщики в техническом плане никогда не отставали. Пусть будет лучше, лучше и лучше», – выразила пожелание Валентина Рыкованова, непосредственный свидетель зарождения приднестровского государственного телевидения и нескольких внутриканальных технических революций.

Как-то обсуждал с одним из приятелей старый фильм, который сам же и посоветовал ему посмотреть. Картина ему понравилась. Отметил сюжетную канву и натурные съемки, но при этом подчеркнул, что нет спецэффектов. В беседе с Валентиной Николаевной затронули мы и этот нюанс в создании телепродукта. В ее бытность главным редактором ТВ ПМР телеканал перешел на «цифру». «Мерцание и мигание» – это помощники. Психологические педали, которые усиливают восприятие. Но основное – это то, что из головы идет: мысли журналистов. Их надо облечь в слова. Как говорится, по одежке встречают… А если запомнились только спецэффекты и дизайн студии – это беда…» – высказала мнение Валентина Николаевна.

Автор этого газетного материала сам некоторое время поработал на телевидении. Пришел на ТВ ПМР по объявлению. Я был не единственным, чей путь в журналистику начался со звонка в редакцию после просмотренного на телеканале рекламного блока. «Все приходили по объявлениям, включая телеоператоров и монтажеров. Пробовались. Работали. Потом и учили молодежь. Кто начинал методом «тыка». Кто-то владел до этого фотоаппаратом, имел чувство кадра. Например, нынешний директор Первого Приднестровского телеканала Игорь Никитенко был видеооператором-самоучкой.

К тому времени появилось коммерческое телевидение АСКЭТ. Но мы, телевизионщики ТВ ПМР, шли не зарабатывать деньги. Это точно. Мы были единомышленниками не только друг с другом, но и с государством. Поэтому, наверное, все и получалось», – заметила бывший главный редактор ТВ ПМР.

Несмотря ни на что у пионеров главного приднестровского телеканала все получалось на «ура». Валентина Николаевна вспомнила, например, оценку, которую дал первому документальному фильму, созданному нашими телевизионщиками, прекрасный журналист Дмитрий Кондратович. «Он вел на телевидении обзор молдавской прессы. Приходил ставил чайник, чашку, обкладывался молдавскими газетами и абсолютно без всякой подготовки вел передачу. Часто шутил в эфире… Вышел первый наш очень солидный фильм Евгения Венгре. Устроили презентацию в кинотеатре «Тирасполь». Кондратович тогда сказал: «Когда я смотрю что-то, всегда думаю, сделал бы я так или нет. Если да, то нормально – на четыре-три балла. Но такой фильм я бы никогда не создал. Значит отличный фильм», – говорит Валентина Рыкованова.

Вспомнила она и случай, когда довелось ей как журналисту общаться с посетившим Приднестровье иностранцем весьма высокого ранга. «Хотела я от него добиться откровений насчет того, как к нам относятся за кордоном. Смотрю, он засмущался, после чего сказал: «Выключите, пожалуйста, камеру…Как человек не могу сказать, а как чиновник – пожалуйста…». Я ему посочувствовала. Потому что я могла говорить то, что думаю, в чем убеждена. И считаю, что большое счастье, когда можешь это сделать», – заметила один из первых приднестровских тележурналистов.

В канун юбилея Первого Приднестровского телеканала именно откровенности и гармонии сердца с разумом в первую очередь и пожелала Валентина Рыкованова, добавив: «Надо любить свою работу. Любить своего зрителя. Любить свою землю. Без любви никуда. Люди в этот мир приходят ради любви и благодаря любви. Это то, вокруг чего все лепится. Если будет сердце с разумом в согласии, то все получится. Любви и творческого полета. Нынешние телевизионщики другие, чем мы. И слава Богу. Время меняется. Телезритель у них свой, другой. Возможностей, несомненно, больше, и пусть их будет больше, чем сейчас, а тем более, чем вчера».

Фото из личного архива Л. Шульги.

Кирилл Нефёдов.

Фото из личного архива В. Рыковановой.

Другие статьи

Новые статьи