25 C
Тирасполь

Ужас, который позже люди назовут Холокостом

Популярное за неделю

Татьяна Астахова-Синхани
Татьяна Астахова-Синханиhttps://pridnestrovie-daily.net/
Сочинять люблю с детства. Сначала - истории-рассказы, в подростковом возрасте – стихи, теперь настоящие статьи для настоящей газеты. А начиналось все в Тирасполе, где мы с братом и родились, в семье добрых и начитанных родителей. Была школа, которую не любила из-за того, что не умела быть ни «подлизой», ни гибко прогибающейся под школьные не всегда нужные правила и законы, когда все должны были быть «одинаковыми». Я такой не была, хотя бы потому что оказалась левшой. Меня «переучивали». Потом был экономический факультет кишиневского университета, потому что с математикой было терпимо. Но первый же курс дал понять, что экономика не мое. И таившаяся мечта о журналистике именно тогда вырвалась наружу. Экономический брошен, я поступила на журфак в МолдГУ. Это был 1997-й год. Отличное время началось, мое настоящее студенчество. Свобода выражения, свобода выбора, интересные педагоги и интересные одногруппники. Разговоры, дискуссии, планы и амбиции. На втором курсе уже принята в штат газеты «Молодежь Молдавии». Позже печатаюсь во многих газетах Кишинева, пробую свои силы и нахожу открытые двери. Защищаю дипломную работу на тему «Театральная рецензия» на балл «10». Возвращаюсь в Тирасполь из-за «тоски по Родине», из желания быть рядом с родителями и жить у себя дома. Работаю в газете «Караван», из декрета выхожу в газету «Приднестровье», где и тружусь с удовольствием по сей день. Кишинев вспоминаю, как трамплин, подаривший уверенность в себя как в автора. Пишу обо всем, что кажется любопытным: от социальных тем до культуры. Люблю рисовать образы, портреты. Своей любимой и придуманной мной когда-то рубрикой считаю «Личное отношение». Мечтаю издать книгу. Детскую. Потому что очень люблю детей. А лучший мой материал, конечно, еще не написан. Мне есть, что сказать этому миру

Сегодня как никогда важно многое переосмыслить. Вспомнить, кто мы и откуда родом. Каких принципов и традиций придерживаемся. Еще важно напомнить миру об ошибках прошлого и постараться убедить мир их не повторять. Не попадать в ловушки тех, кому выгодны манипуляции людьми, игры с навязыванием ненависти человека к человеку. Не поддаваться на уловки тех, кто внушает обществу, что принадлежность к какой-то нации, какому-то вероисповеданию могут стать поводом для гонений и уж тем более истребления.


Вспомним события прошлых, вовсе не таких и давних лет, когда целая нация была объявлена врагом «высшей расы». Речь о геноциде еврейского народа. Согласно расовым концепциям нацистов, его нужно было уничтожить. Это были времена, когда на земле появился ужас, который позже люди назовут Холокостом. На сайте еврейской общины в разделе «Холокост» есть слова, объясняющие, почему нужно помнить: «Забыть – значит создать условия для повторного запуска конвейера смерти». Приднестровскую землю эта трагедия тоже не обошла стороной: здесь было создано более десятка концлагерей и гетто. По разным оценкам историков, на территории современного Приднестровья в годы оккупации были уничтожены 54-90 тысяч евреев. Директор общественной организации «Еврейский общинный благотворительно-культурный центр «Хэсэд» города Тирасполя» Юрий Крейчман рассказывает о том, что знает современная приднестровская молодежь о Холокосте, и высказывает мнение о природе нацизма.

– Юрий Ефимович, не раз задумывалась: почему – евреи? Ответа у меня нет.

– На мой взгляд, гонения на евреев отчасти могли случиться из-за закрытости иудаизма, который как религия исключает миссионерскую деятельность. Евреи не проповедуют и адептов не ищут, живут общинно. А уже на это стало наслаиваться и другое. От обвинений в распятии Иисуса Христа до самых неожиданных доводов. Вот мы на Песах раздаем мацу нашим подопечным и специально у спонсоров заказываем ее с излишком, чтобы подарить и местным жителям. И меня нередко спрашивают, правда ли, что в мацу добавляют кровь младенцев. И объясняешь… Говоришь, что евреи вышли из Египта, освободившись от рабства, и все, что успели с собой взять, это воду и муку. Из чего делали на горячих камнях лепешки. Песах – это память о том, что в рабстве плохо. А маца символизирует Песах. Но домыслы о евреях до сих пор в сознании людей XXI века.

– Холокост. В голове не укладывается, как такое могло произойти в XX веке…

– В Израиле Холокост называют катастрофой еврейского народа. Мемориальный комплекс Яд ва-Шем посвящен памяти ее жертв. Недавно сотрудниками комплекса был проведен опрос среди граждан Германии. На тему того, как они могли спокойно жить во время Второй мировой, зная, что их государство вовсю строит фабрики смерти. Строит, используя весь научный потенциал, привлекая лучших химиков и лучших инженеров для умерщвления больших групп людей дешевым и простым способом. И если отмотать время назад, все это происходило совсем недавно, буквально вчера. И люди спокойно жили, ходили на мероприятия, светские рауты, зная, что их государство такое творит в массовом масштабе. Ведь речь идет о 6 миллионах жертв.

– И сегодня люди задумываются, как же так вышло?

– Задумываются. Но все реже, по-моему. И это страшно. Ведь тогда Гитлер пришел к власти совершенно демократическим путем. С чего начиналось то, что привело потом к Холокосту, к массовому уничтожению, к всесожжению? Сначала евреям запретили иметь бакалейные лавки. Потом им запретили заниматься адвокатской деятельностью. Постепенно они были вытиснуты из экономики. И нужно понимать, что и в рядах немецкой элиты были люди с еврейскими корнями, в том числе. Они достаточно ассимилировались в немецкое общество. Мы не говорим сейчас о раввинах, говорим об абсолютно светских людях, которые считали себя частью немецкой культуры так же, как и я считаю себя частью русской, Русского мира. И нам часто как еврейской организации говорят: «Вот, как евреи, так Холокост. Ведь в войну и другие народы пострадали». Безусловно. Но масштаб уничтожений и направленность на одну нацию шокирует. Была целая методология определения, кто входит в понятие «еврей». Сегодня в Израиль могут репатриироваться люди по тому же критерию отбора, который был использован фашистами для уничтожения. То есть это не евреи по Галахе, иудейскому учению, а евреи согласно закону возвращения.

– То есть это люди с еврейскими корнями?

– Да. Если, условно, бабушка или дедушка евреи, то их внуков уничтожала фашистская Германия. Чаще это были обычные светские жители Германии, Польши, Венгрии, самых разных стран. Они разговаривали на языке той страны, где проживали. Чаще всего не знали идиша, иврита. И что еще поражает… Сотрудники Яд ва-Шем проводили исследования, и у простых солдат были найдены фотографии, на которых сфотографированы эти солдаты на фоне трупов. Карточки высылали семьям на память. Сказать, что жители Германии, которые сами не воевали, не знали о том, что творится, нельзя. Они знали.

– Что знаем сегодня мы? Что помним?

– Подавляющее большинство молодежи в Приднестровье понятия не имеют, что такое Холокост. И это удручает. Не потому, что люди должны знать про трагедию именно еврейского народа. Важно, чтобы из истории были извлечены уроки. И было бы неплохо, если бы в рамках истории Приднестровья мы рассматривали те моменты, те даже не эпизоды, а песчинки в событиях Холокоста, которые произошли на территории Приднестровья. Мы ходим по бульвару Гагарина, где было массовое убийство евреев, и не знаем об этом. О том, что жил человек, чиновник был, может, лавочник. К нему просто пришли и его просто расстреляли…

– На постсоветском пространстве можно услышать кухонные домыслы, что евреи что-то преувеличивают.

– Что касается приднестровцев, чтобы убедиться, что ничего не преувеличено, я рекомендую съездить в Дубоссары, где есть расстрельные ямы, на мемориальный комплекс. Туда с утра до вечера приводили группами евреев, расстреливали, сваливали в яму, присыпали соломой, приводили следующих… Это был натуральный конвейер. В 2004 году скончался человек, который выжил в той яме. А выживало, на самом деле, достаточно приличное количество людей, потому что немцы экономили патроны и не с первого раза убивали. Был случай, когда один из таких выживших в такой яме уехал в Россию, закончилась Великая Отечественная, и он вернулся в Дубоссары. И работал на одном заводе с земляком, бывшим подельником немцев в те страшные годы. Подельник фашистов и человек, у которого вся семья была убита немцами, встретились. Об этом всем стоит задумываться.

– О фашизме, который был совсем недавно?

– Верно. Представить невозможно: Освенцим, и туда приходят не машины, а поезда, эшелоны. С людьми, с людьми, с людьми… Без конца. Один за другим. И этих людей умерщвляют. По сомнительным, весьма сомнительным соображениям.


Татьяна Астахова-Синхани.

Предыдущая статьяСпорткурьер
Следующая статьяНаши энергетики – лучшие

Другие статьи

Новые статьи