25.8 C
Тирасполь

Глазами и душой Михаила Блонштейна

Популярное за неделю

Николай Феч
Николай Фечhttp://pridnestrovie-daily.net
Родился в семье журналистов. Тираспольчанин. Окончил исторический факультет ПГУ им. Т.Г. Шевченко. Учился у таких известных ученых и преподавателей, как О.Ю. Скалецкая, Н.В. Бабилунга, Т.А. Щербакова, Е.В. Яровой, Л.Ю. Иванова, Н.П. Тельнов. В 2007 году, после завершения воинской службы по призыву, начал работу в ИА «Ольвия-Пресс». Одновременно печатался в республиканской газете «Приднестровье» (первый опубликованный материал – о путешествии с друзьями по Днестру на плоту из пластиковых бутылок). Специализируется на исторической, краеведческой, культурологической и фольклорной тематике. Автор путевых заметок, очерков, зарисовок, эссе… Систематически печатался в рубриках и участвовал в одноименных проектах «Фотопутешествия по Приднестровью», «Моя семья в истории края», «Имя на камне», «Милая малая родина», «Приднестровский легендариум», «Шкатулка самоцветов». Соавтор, автор-составитель и составитель ряда публицистических и научно-популярных изданий о Приднестровье. Член Союза фотохудожников Приднестровья и Союза журналистов Приднестровья. Автор трех персональных выставок, проходивших в Тираспольском объединенном музее и Приднестровском государственном художественном музее

Имеет смысл оговориться: речь идет не о фотографиях самого мэтра, а о выставке работ его учеников, замечательных, увлеченных ребят, посещавших фотошколу, где преподавал Михаил Иосифович. А еще стоит предупредить: написанное, скорее, представляет из себя критическую статью, нежели информацию об открытии коллективной выставки в Тираспольском Дворце культуры, посмотреть которую могут все желающие.


Заслуги Михаила Блонштейна на ниве теории и практики фотоискусства не вызывают сомнений. Михаилу Иосифовичу удалось невозможное: ученикам он передал не только свое понимание фотографии, но и свою увлеченность.

Принципиально важно, что мастер, впитавший школу советской фотографии, с гордостью называвший себя учеником теоретика светописи Александра Лапина, сохранил традицию. Точнее – свое понимание традиции (интерес к репортажу, стремление к повествовательности, психологизм…). Уточнение, на наш взгляд, весьма существенное: внутри советской школы существовали самые разные, весьма отличные друг от друга подходы, целые направления. Достаточно назвать литовскую фотографию, представленную плеядой замечательных мастеров, или же фотографов-пикториалистов, таких как С. Иванов-Аллилуев, А. Ерин, Г. Колосов, представителей авангардной фотографии А. Родченко, Б. Игнатовича, пейзажиста Г. Лукьянову (горячо любимую автором этих строк), фотожурналиста В. Семина

Иными словами, сколь бы ни были верны представления Михаила Иосифовича о фотографии, – это именно его взгляды, его прочтение. Свой путь в фотоискусстве Блонштейн прошел от и до; с определенными уклонами в сторону коммерческой фотографии, со взлетами и падениями (однажды я сказал М.И., что являюсь поклонником его восьмидесятых. «Ты не поверишь, я тоже», – ответил он мне).

Работы мастера приняты на постоянное хранение в Приднестровский художественный музей. Блонштейн – вершина. Причем документальное, историческое значение созданных им работ с годами будет только возрастать.

То, что ученики помнят и любят Михаила Иосифовича, – пример, достойный подражания. То, что воплощают в своих творениях кредо наставника, – замечательно, опять-таки, как дань памяти, как традиция. В этом смысле название экспозиции «Глазами и душой» полностью соответствует содержанию. С поправкой: глазами и душой Михаила Блонштейна. В качестве исходного (для учеников) пункта путешествия вполне достаточно возможности «приобщиться к наследию предшествующих поколений». Но требуется еще раскрыть собственный потенциал!
Как представляется, каждый наставник (если, конечно, речь не идет о ремесленнике) должен мечтать о том, чтобы ученик обрел собственный голос. Говорил ли об этом Михаил Иосифович своим ученикам? Если нет, то, может быть, опасался слишком поспешного самоутверждения, в ущерб знаниям, условной «правильности». Или же был уверен, что дети, придет час, сами до всего дойдут?.. Дойдут путем персональных выставок, острых, болезненных споров с «единомышленниками», пересмотра собственных взглядов, потерь и открытий.

Всё это нужно! Знание должно быть лично выстраданным, глубоко осмысленным, пропущенным сквозь призму биографии, отлитым в новую форму.

Жду с нетерпением персональных выставок Светланы Фокшы, Аллы Антоновой, Олеси Михалицыной, Валентина Чемякина, Эдуарда Газула, Анны Семенюк, Ирины Федоровой, Виктора Гоголя… Жду выставок спорных, «не ровных», которые – о, ужас! – имеют шанс не понравиться кому-то из наших знатоков, но которые при этом всё-таки выражали бы неповторимое, индивидуальное авторское восприятие того, что мы несколько самонадеянно именуем «объективной действительностью».


Николай Феч.

Фото Виктора Гоголя.

Другие статьи

Новые статьи