4.5 C
Тирасполь
Понедельник, 28 ноября, 2022

Всё самое лучшее в человеке

Популярное за неделю

Мы вошли в зал, на нас смотрели десятки картин. В глаза сразу бросилось многообразие образов, фактур, материалов, цветов, сюжетов и авторов. Здесь были и портреты, и натюрморты, и пейзажи. Графика, гобелены, ткачество, живопись. В этот день состоялось открытие выставки, потому и людей было невероятно много. Пройдя сквозь них, я сразу решила: буду смотреть не на людей, а на картины. Буду слушать не речи вокруг, а свой внутренний голос. И обязательно среди этого множества талантливых работ найду ее, единственную, свою картину.


Задача была непростой, потому что меня ждали два просторных выставочных этажа. И начала я с первого. Внимание сразу привлекла картина молодого педагога Тираспольской художественной школы Валерии Шума «Зимний котик». Совершенно сказочная, она вырывает зрителя из серых будней и затягивает в свой яркий мир голубого снега, морозных рисунков на окнах домов, небольшого городка из уютных домишек и ярких фонарей. Над всем этим городом возлегает большой синий котище, сытый, потому ленивый и очень довольный. Один глаз его уже спит, второй готов вот-вот закрыться. В толстых лапках он держит зимнюю, почти прозрачную луну, придерживая ее своим огромным хвостищем, словно бы сон застал его в самом разгаре игры с луной-мячом. Синяя картина в синей раме оттенка моря стала своего рода ярким и теплым островком из детства, будто кто-то продышал морозное окно в троллейбусе, а вот этот образ остался нетронутым. Сплетенным талантливым творцом из изморози.

Потом был «Ночной город» Алены Сербиной. Он напомнил мне о том времени, когда я жила по улице Мира в небольшой квартирке. Как выходила уже в темноту в ночной магазин за сыром и хлебом и, возвращаясь, видела стоящие в черноте дома с их горящими словно бы в огне окнами. Как сквозь силуэты деревьев высматривала свое окно, светившееся всегда почему-то иначе, не как другие, – слишком синим, холодным приглушенным светом. Как дорога блестела, мокрая от дождя. И на краю осени, в самом начале зимы особенно хотелось скорее вернуться домой, где, несмотря на холодный оттенок света, тепло и уютно. Где закипает чайник и ждет недописанный материал. Именно такое настроение «считывалось» мною с картины Алены Сербиной. Но, уверена, ваше прочтение будет другим. Потому что «сработают» другие ассоциации, другие воспоминания, другие струны вашей души будут затронуты. И в этом ценность искусства любого, в том числе и изобразительного, – каждый в произведении находит свое. Потому рассуждения на тему «что же хотел сказать автор» могут оказаться вредными, излишними.

Прогуливаясь между картин, встречаю давнего знакомого, всегда доброжелательно готового рассказать о художественной экспозиции, художника и педагога столичной ДХШ Олега Болтнева. Прошу поделиться впечатлениями и даже смело задаю самый нелепый вопрос всех журналистов о любимых работах данного культурного события. Олег то ли понимающе, то ли снисходительно улыбается и говорит: «Эту выставку решили провести, чтобы показать уровень педагогов художественных школ и школ искусств по всей республике. Каменка, Дубоссары, Рыбница, Слободзея, Григориополь… Около 140 работ, и преподаватели предоставили последние и лучшие. Здесь работы моих коллег, однокурсников, друзей. Учителя раз в пять лет проходят курсы повышения квалификации, и в этом году многие картины попали прямо с курсов, они совсем свежие, некоторые даже не просохли еще. А особенно меня «зацепили» работы Оксаны Пономаренко и Виктории Гороховой из Дубоссар. На втором этаже много необычных картин».

Второй этаж экспозиции снизу казался менее насыщенным яркими работами, но при ближайшем рассмотрении вышло иначе. Напротив, он был полон приятных открытий. Здесь столько новых авторских имен и новых образов. Здесь оказалось множество тех картин, которые хочется рассматривать вновь и вновь, идти дальше вдоль выставки, но снова возвращаться к ним, чтобы «доразглядеть», «дочувствовать». На втором этаже мне встретилась работа под названием «Когда звучит музыка» Галины Павловской из Рыбницы. На ней изображены двое музыкантов. Один играет на скрипке, его напарник – на флуере, народном молдавском музыкальном инструменте, изготовленном из дерева, похожем на флейту. Музыканты облачены в национальные костюмы, на их головах традиционные головные уборы молдаван – барашковые шапки, кушмы. Их глаза закрыты, они полностью отданы музыке, растворены в ней. Особенно хорошо это читается по лицу скрипача. Вглядитесь: и мимика, и наклон головы, и даже то, как его кушма «ушла» набок, говорят о том, что он всецело поглощен игрой, музыкой. И снова я переношусь в свои воспоминания. Кишинев. Бабушка Гита. Я у нее в гостях. На газетном столике стоят две фигурки: молдавской девушки и молдавского парня в национальных костюмах. Я, тогда шестилетняя, могла рассматривать их часами. Ее толстую черную косу и большие глаза, узор на его жилетке и овечью шапку.

Следую дальше. Мое внимание привлекает маленькая, но настолько нежная работа, что пройти мимо не могу никак. Она словно светится вся изнутри, словно просвечивается. И не словно – действительно просвечивается. Это батик. Ручная роспись по ткани. Надежда Сергунина из Григориополя со своей работой «Ромашки» смогла подарить выставке кусочек настоящего лета. Ведь воспоминания о нем во всех нас еще живы, ведь совсем недавно трава была сочной и густой, а сквозь нее прорывались людям навстречу они, нежные ромашки. В работе столько воздуха и невесомости, что, кажется, стоит порыву ветра распахнуть окна, и ромашки Надежды Сергуниной взлетят в воздух. Если же говорить о самой технике росписи по ткани, то она весьма любопытна. На ткань – шелк, хлопок, шерсть – наносится соответствующая краска. Для получения четких границ на стыке красок используется специальный закрепитель на основе парафина или других веществ. Когда знаешь о нюансах данной техники, работа кажется еще более удивительной.

Ну а потом я нашла ее, свою картину. Близкую и понятную мне на все сто. На сто попаданий из ста в самое сердце, в самую душу. Каждая мама поймет. Каждая мама в целом, в огромном мире, неважно, какого она возраста, на каком языке думает, поймет. Почувствует. Проникнется. Вспомнит. Ощутит вновь. Как пахнет твой малыш. Этот запах особенный, это смесь из ароматов молока, детских снов, нежных ручек, обнимающих тебя за шею, крепких поцелуев, впервые сказанных слогов, а после слов, пряток, убаюкиваний и манной каши с кусочком сливочного масла посередине тарелки. Это аромат самого счастливого, самого умиротворяющего времени в жизни женщины и ребенка. Художница и педагог из Рыбницы Галина Бурьян со своей работой «Сладкий сон» знает об этом все. Она расскажет и вам. Или напомнит, если вы знали, но вдруг забыли. Она затронет самые тонкие струны вашей души – женщина ли вы, мужчина ли. И вы, я уверена почти наверняка, поймете ее. Услышите. Она будет говорить с вами не с помощью бумаги и угля. Но с помощью самых трепетных воспоминаний. Спрятанных где-то, быть может, в потаенных уголках нашего с вами подсознания. И, работая с ним, как опытный психолог, она умело достает оттуда все самое лучшее, что может быть в человеке. Что может быть с человеком.


Татьяна Астахова-Синхани.

Фото Дарьи Долженко.

Другие статьи

Новые статьи

Архив