25.8 C
Тирасполь

Нас осталось только трое

Популярное за неделю

До 1992 года я, по специальности техник вертолета, уже успел поработать на Чукотке. Моя родня – казаки из Челябинска, и мне самому, согласно приказу атамана, был присвоен казачий чин сотника (старший лейтенант).


Весной 1992 года жил в Усть-Илимске Иркутской области. Еще в марте, зная, что происходит в Приднестровье, хотел приехать на помощь братьям-казакам. Двое наших ребят, Игорь Кушелев и Сергей Васильев, отправились туда раньше. Однако просто так никого не пускали. Нужно было сначала «попотеть» на тренировочных сборах, где практическими навыками делились ребята, в свое время прошедшие Афганистан. И только после этого атаман Иркутского казачьего войска дал добро на «командировку».

Мы, восемь казаков из одной станицы, заказали билеты на самолет на 19 июня, но по техническим причинам дата вылета была перенесена на 21 июня. А вечером 19-го по телевизору из «Новостей» узнали, что происходит в Бендерах.

Через Москву прилетели в Одессу, оттуда автобусом добрались до Тирасполя. 23-го утром сдали документы и направления от войска в штаб ЧКВ и там же получили оружие. Указом Президента ПМР И.Н. Смирнова №97 от 22.04.1992 г.

всех прибывших для защиты молодой республики добровольцев прикомандировывали к военным формированиям ПМР и ставили на соответствующее суточное довольствие.

24-го утром были уже в Бендерах. От моста пешком мы, казаки в камуфляже с российскими нашивками, дворами шли по «раненому» городу.

Конечный пункт назначения – железнодорожный вокзал Бендеры-1. Там стояло наше подразделение – 1-я Тираспольская казачья сотня, штаб располагался тут же, в кафе «Тигина». Столовая, в которой мы питались, была в подвальном помещении.

Я пробыл в Бендерах месяц, до 23 июля (когда мой российский отпуск закончился, я должен был вернуться домой и выйти на работу). К тому времени боестолкновений в городе уже не было…

Прошло уже тридцать лет, но все, что было со мной в Бендерах за этот месяц, как сейчас, свежо в памяти. Оно не уходит и не уйдет никогда. Помню, как «зачищали» общежития, как выявляли вражеских снайперов, стрелявших в мирных жителей города. Их, кстати, зачастую сами бендерчане помогали вычислить и обезвредить.

Говорили, откуда стреляет снайпер, а когда наладилась телефонная связь, звонили и указывали на подозрительные дома и квартиры.

А квартиры такие в Бендерах были. Вот только один случай. Старушка подсказала, откуда стреляли, пришли туда. Но вот что странно: в квартире чистота, отсутствие пыли на мебели. Поняли, снайпер стреляет, не стоя у открытого окна, а, чтобы не заметили, из глубины комнаты, со шкафов. Потом под шкафами и тайник нашли, в нем винтовка с приделанным внизу мешочком, чтобы гильзы после выстрела туда падали и не терялись. И они в мешочке были…

Обо всем увиденном и пережитом тогда в Бендерах я написал, но не сразу. Были поначалу небольшие разрозненные рассказы. В 2004 году мой товарищ, Анатолий Михайлович Казаков, сам ветеран МВД, прочитав их, посоветовал объединить в единое полотно, что я и сделал. Написанное Анатолий Михайлович выложил в Интернет под названием «Кровавое лето в Бендерах». И хотя события в повествовании реальные, но фамилии героев слегка изменены. Я подготовил окончательный вариант повести, которая теперь называется «За други своя». В ней уже настоящие фамилии и некоторые уточнения, необходимые по прошествии трех десятилетий.

После войны я много читал о кровавых событиях лета 1992 года, из Тирасполя и других мест мне присылали фото и иные материалы о трагедии на Днестре…

В Бендерах после 92-го бывал не раз. В 2012 году встречался со своим командиром полусотни Владимиром Бенещуком, иркутским казаком, переехавшим жить в Тирасполь буквально за год до войны. На сегодняшний день из восьми человек, приехавших в 92-м в Бендеры, живы всего трое: Смольников Владислав Петрович, Лазарев Вячеслав Павлович и я…

Другие статьи

Новые статьи