24.6 C
Тирасполь

Ботанические страсти

Популярное за неделю

В Ботаническом саду пилят деревья! На полученный от наших читателей сигнал тревоги нужно было срочно реагировать, поэтому автора этого материала редакция и снарядила в мини-экспедицию, чтобы досконально во всём разобраться.


Оказалось, речь идет не об уничтожении коллекции Ботсада, а наоборот, о ее сохранении. Сносят дикорастущие деревья местных видов. А если попадаются редкие и исчезающие представители отечественной флоры, они остаются на тех местах, где волею матушки природы, без всякого участия человека выросли. Что касается остальных «дикоросов», им просто не место в Ботаническом саду. Они не только портят вид, но и представляют серьезную угрозу для коллекционных растений. Никто не спорит, что они более неприхотливы по сравнению с выходцами, скажем, из Северной Африки или со Средиземноморского побережья Европы. Если пустить дело на самотек, то шансы выжить у последних минимальны. Субтропических неженок попросту задушат аборигены. Как рассказала первый заместитель директора по науке республиканского Ботанического сада Галина Будза, ученые помечают все ценное, что может по ошибке попасть под бензопилу.

«Сад зарос. Мы по мере возможностей освобождали его от «дикоросов». Главная цель Ботанического сада – научная деятельность. Растения из нашей коллекции требуют особого присмотра человека. Они родом из других регионов мира. Приднестровские естественные климатические условия не совсем подходят для активной вегетации этих растений», – заметил директор республиканского Ботанического сада Валерий Старыш. Работы ведут своими силами. Начиная с 2010 года, удалось очистить 12 гектаров из более чем 21. Из бюджета на приведение в порядок Ботанического сада выделили средства. Поэтому спасение коллекции от сорной растительности пошло быстрее. Затронуло и периферийные участки, прилегающие к ограде, чего не могли не заметить наши читатели. Но остались корневища спиленных деревьев, а они вскоре дадут поросль. И все придется начинать заново…

В настоящее время коллекция Ботанического сада насчитывает 887 дикорастущих видов, а также искусственно выведенные 93 формы и 1125 сортов растений. Есть здесь и представители местной флоры. Для них созданы три специальных участка – «краснокнижный», «степной» и «лекарственный». В Приднестровье, ввиду интенсивного земледелия, уже почти не встретишь уголков со степным ландшафтом. Один из сохраняемых как раз и находится в Ботаническом саду. Правда, он рукотворный. Несмотря на огромный прогресс в химии, в современной фармакологии лекарственные растения занимают далеко не последнее место. До промышленных масштабов пока далековато. Но первые шаги делаются. А все началось с возможности размножения «зеленой аптеки». С этим ученые Ботсада успешно справляются.
Ну и наконец, это научное учреждение является своего рода экстренным резервом для восполнения популяции редких и исчезающих растений. По словам Галины Будза, в Ботаническом саду произрастают 38 постояльцев Красной книги ПМР. Сотрудники Ботсада надеются, что их будет больше. По крайней мере, работы по размножению других исчезающих видов растений ведутся. А еще замдиректора подчеркнула, что местные зеленые насаждения облюбовали и редкие животные: гнездятся несколько видов птиц из Красной книги. В частности, сизоворонка – красивейшая представительница нашей орнитофауны. Цветущие растения манят «порхающих цветов» – бабочек. Некоторые из них тоже внесены в Красную книгу. Деревья стали обителью для редких в наших местах жуков-оленей и жуков-носорогов. В конце концов, есть и своя местная четырехлапая фауна. В Ботаническом саду вольготно себя чувствуют, к счастью, еще не ставшие краснокнижными зайцы и белки.

Что касается экзотики, по словам Галины Будза, в Ботаническом саду представлены все континенты, за исключением, естественно, Антарктиды. Из климатических зон отсутствует только экваториальная. Хорошо прижились у нас хвойные североафриканцы, например, кедр атласский. Атлас – это не только сборник географических карт, но и большая горная система на северо-западе Африки. Очень неплохо представлена флора Северной Америки и большей части Азии. Есть «посланцы» Южной Америки – два вида кактусов. Если учитывать, что Новая Зеландия географически является частью Австралии и Океании, то и этот континент, не выезжая из Тирасполя, посетят экскурсанты. Можно совершить экскурсию и во времени… В коллекции республиканского Ботанического сада есть древнейшее из дошедших до наших дней растений на Земле – гинкго билоба. Это дерево в прямом смысле живое ископаемое – ровесник динозавров. С ним по возрасту соперничает метасеквойя. Она до 1941 года была известна только лишь по окаменевшим остаткам, пока в одном из «медвежьих углов» Азии не были обнаружены живые деревья. Ученые не перестают спорить, кто древнее: гинкго или метасеквойя. Оба этих древесных реликта есть в коллекции Ботсада.

Есть идея создать здесь оранжерею для тропических и экваториальных растений. Но это пока только в мечтах. Так же, как и искусственное озерцо для водной флоры из разных регионов мира. Коллектив Ботанического сада работает на перспективу. Постепенно создается коллекция растений, предпочитающих земной тверди воду. Пока что они содержатся в емкостях, но есть надежда, что появится что-то приблизительно похожее на естественный водоем.

А пока у семи научных сотрудников ежедневная проза, но… какая! С конфетти (разноцветные «кругляшки») и фольгированными опилками, которые потом вручную собирают; китайскими фонариками (они зачастую застревают в ветвях, а горящие лампадки ничего хорошего деревьям не сулят), стриптизом любителей селфи, застрявшими в кустах роз невестами. А заодно – с сопутствующими всему этому поломанными ветвями, сломанными молодыми деревцами, сорванными для фотосессии и потом за ненадобностью брошенными цветами, мусором, вытоптанными насаждениями и т.д.

Вас заинтриговали стриптиз и застрявшая в розах невеста? По рассказам Валерия Старыша, Ботанический сад знавал многое. Директор рассказал о барышне, которая заявилась на селфи с полным гардеробом и, не стесняясь, представала взору окружающих, извините, в чем мать родила. Одной из новобрачных в голову пришла блажь запечатлеться в самой гуще розового куста. Эффект, уверяет Валерий Старыш, был, что называется, «зашкаливающий» – порванное в клочья дорогущее свадебное платье. Горе-невесту вытаскивали из «розовых дебрей» всей свадьбой. Конечно, участники торжества и не заметили, что в процессе «спасательной операции» они уничтожили и тот злосчастный куст, повредили и близлежащие. Меж тем в республиканском Ботаническом саду сохранились сорта роз, которые вы не увидите в цветочных магазинах и на рынках. Они давно уже стали «немодными», и их более не выращивают. Но, как и в одежде, в флористике, ландшафтном дизайне и садово-парковом хозяйстве мода возвращается. Поэтому, по словам Валерия Старыша, сейчас есть желающие приобрести для озеленения своих участков бывшие когда-то старомодными растения.

Пополнение коллекции Ботанического сада все последние годы шло исключительно за счет энтузиазма его маленького коллектива, насчитывающего всего 7 научных сотрудников. По словам Валерия Старыша и Галины Будза, в свое время, исключительно благодаря личным контактам, удавалось добывать посадочный материал у коллег из Украины и Белоруссии. Были налажены связи и со знаменитым Никитским Ботаническим садом в Крыму. Происходил обмен, наподобие: росток – на шишку с семенами. Где-то приходилось срезать побеги растений парковых аллей. По признанию моих собеседников, было всякое…

В планах реконструкции Ботанического сада – создание экскурсионных аллей (пока что здесь существуют лишь протаптываемые «посетительские тропы», несмотря на предупреждающие таблички о том, что ходить здесь не следует). Но вначале хотят создать систему орошения. Но это планы, а реалии таковы, что Ботанического сада вообще может у нас в скором времени и не быть.

Валерий Старыш рассказал нам о имеющихся намерениях передать Ботсад в ведение госадминистрации столицы. В таком случае, сетуют специалисты, он полностью потеряет свое научное значение, превратится в обычный парк, возможно, с разными аттракционами, открытый для любителей электросамокатов, велосипедов, не говоря уже о толпах варварствующих селфистов. И тогда наступит начало конца Ботаническому саду. Повторимся, это не увеселительно-рекреационный объект, а научное учреждение. Кстати, в самом Ботаническом саду не любят применяемое иногда к нему определение «дендропарк». Разница огромная. «Дендро» – в переводе с греческого «дерево». Под это определение вполне попадает и парк «Победа», где, кстати, довольно хорошее видовое разнообразие местных древесных растений. Но у Ботанического сада другое предназначение. Это не дендрарий в чистом виде. Можно его, конечно, превратить и в дендропарк, и в парк культуры и отдыха, и в парк аттракционов. Главное, чтобы сожалеть потом не пришлось…


Кирилл Нефедов.

Фото Виктора Громова.

Предыдущая статьяЧерноземные мысли
Следующая статьяВишня

Другие статьи

Новые статьи